«Сделка на всю жизнь»: кому и зачем нужно бизнес-образование. Часть 1

Запись подкаста «Go учиться!». Эксперт - Алексей Долинский, сооснователь сoursalytics.com

Кто-то считает, что МВА умирает, хотя цифры говорят об обратном. Кто-то предсказывает все больший рост популярности краткосрочных курсов Executive Education, но все сходятся на том, что концепция непрерывного образования lifelong learning с нами надолго. И в будущей профессиональной и карьерной гонке выиграет тот, кто грамотно выстроит свою траекторию обучения. В Европе 35% руководителей среднего и высшего звена тратят на образование более 2 недель в год. И это вне корпоративных программ своей компании. В то же время в России пока лишь немногие пытаются ставить для себя образовательные цели и стремятся их достичь.

Forbes Education поговорил с Алексеем Долинским, сооснователем сoursalytics.com и попробовал выяснить, кому и зачем нужно бизнес-образование и как правильно выбирать учебное заведение и программу.

Слушать аудиоверсию подкаста >>>
Алексей, давайте начнем с базового вопроса: чему учат бизнес-школы?

На этот вопрос в один ход не ответишь. Самый правильный вариант ответа был бы: в бизнес-школах учат решать задачи. Если вспомните, когда мы учили арифметику в школе, были разного типа задания: арифметика, алгебра и далее. Вот часть этих заданий выглядели как формулы, записанные языком формул. А часть этих заданий выглядели, как задания, записанные нормальным языком. Вот в этих задачах всегда чуть-чуть сложнее начать было. Потому что самое сложное всегда – решить, что взять за х. Вот бизнес-школа учит этому – что взять за х. Ведь все решения на самом деле уже давно придуманы. Ну почти всегда. Мы каждый раз изобретаем что-то новое в бизнесе, но в значительной степени поиск этого нового, его имплементация, преодоление трудностей в процессе так или иначе похожи на то, что делалось раньше. Бизнес-школа учит нас посмотреть на реальную жизненную ситуацию и понять, что в ней является тем самым х, за что нужно взяться, чтобы решить реальную бизнес-проблему.
То есть, это не про то, чтобы приобрести некую профессию руководителя, лидера, эффективного управленца. Это про то, чтобы в целом поменять свое мышление и выработать подходы, найти какие-то инструменты новые?

Я думаю, это было бы корректным утверждением. Есть ли на самом деле такая профессия, как руководитель или бизнес-лидер – это открытый вопрос. Это роли, которые мы все в жизни играем периодически. И к ней можно как-то правильно готовиться.

Иногда, когда мы говорим о профессии, мы подразумеваем, что это какой-то набор уникальных навыков, которым окружающие не обладают: гончар, плотник, столяр. Это какие-то профессии, которые требуют уникальных компетенций – тех, которые мы называем функциональными. Они применимы в одной узкой сфере. Бóльшая часть компетенций управленческих, то, что мы называем soft skills (гибкие навыки), универсальны, применимы в разных сферах. Наверное, их не совсем правильно называть профессией. Это именно такой набор навыков для принятия решений для управления командой, для управления процессами и для управления принятиями решений.
Значит ли это, что бизнес-школы должны помогать условно плохому руководителю стать хорошим руководителем, а человеку, который не склонен к лидерству, стать лидером?

Да, именно так. Именно тут они и могут помочь. Всему теоретически можно научиться самостоятельно на примере собственного бизнеса, на собственной практике и т.д. А бизнес-образование дает нам возможность изучить десятки, сотни, тысячи в каком-то случае ситуаций, которые возникали в прошлом у других управленцев, и не мучиться с поиском правильного решения, потому что оно уже есть.

Вот такой набор простых или сложных решений, которые применимы в конкретной бизнес-ситуации, помогает людям, которые не были склонны к управленческим навыкам, не обладают изначальными талантами, преодолеть какие-то трудности и стать гораздо более эффективными руководителями.
В какой момент пора в бизнес-школу? Человеку должно прийти некое осознание необходимости? Или, может быть, есть определенная планка, когда каждому руководителю или даже человеку из линейки пора идти получать бизнес-образование?

Интересный вопрос. Так получается, что бизнес-образование существует практически для любого возраста. Есть программы бизнес-обучения для школьников. Я не удивлюсь, если скоро появятся какие-то детсадовские программы. Есть программы бакалавриата, то что называется Business Mature – бакалавриат, который посвящен бизнес-образованию, в том числе в ведущих бизнес-школах, например, в Wharton есть такая программа. Понятно, есть программы МВА Doctor of Business Administration. Есть короткие программы. Все они рассчитаны на разные аудитории.

Самый распространенный вопрос про то, кому и когда нужно получать бизнес-образование – это «когда лучше получать образование МВА?». Во-первых, так исторически сложилось, что МВА – наиболее известное бизнес-образование, наиболее распространенное. Обычно его получают люди с каким-то жизненным опытом, с предыдущим образованием и с каким-то профессиональным опытом.

В каком возрасте это оптимально – сказать довольно сложно, потому что есть люди, которые начинают учиться в бизнес-школах сразу после бакалавриата. Средний возраст поступающих в ведущие мировые бизнес-школы – Гарвардскую, Стэнфордскую – примерно 27-28 лет. В Уортоне, по-моему, чуть-чуть повыше – 29. То есть, это люди, которые после бакалавриата уже успели какое-то количество лет поработать в самых разных сферах. Но есть, разумеется, люди и моложе. Раз есть средний возраст – 28 лет, значит есть и моложе 28 лет, потому что есть люди старше. И есть люди сильно старше, которые принимают участие в бизнес-программах.

На executive МВА-программах обычно – опять-таки это не универсальное правило, бывает меньше, бывает больше, – обычно лет с 35 люди начинают учиться. Executive МВА-программы – это МВА для взрослых людей, которые по каким-то причинам не получили бизнес-образование раньше и решили, что настало самое время в середине карьеры.
Возраст и профессиональный опыт разные. Цели и задачи разные. Как можно выбрать, с кем учиться, чтобы максимально эффективным получилось образование?

Да, нетворкинг, связи, возникающие в рамках образовательных процессов, часто считаются одними из ключевых результатов образования. Помимо этого, когда мы учимся как взрослые, мы еще и учимся от других студентов: в аудитории собралось несколько десятков умных, опытных руководителей, каждый сталкивался с десятками, сотнями сложных управленческих решений в своей жизни. И при разборе ситуаций, кейсов в классе, они все опираются на свой опыт. Ты учишься от каждого другого участника. Это одна из основных ценностей образовательного процесса – плюс к нетворкингу. Нетворкинг – это возможность оставаться с людьми на связи, возможность просить их потом о каких-то интро, придумывать интересные проекты, находить сотрудников, работу, инвесторов.
Можно ли как-то предугадать, с кем вы будете учиться, или здесь большая доля везения?

Частично можно предугадать. Например, поступая на программу МВА в ведущих мировых бизнес-школах, можно довольно точно сказать, кем будут ваши сокурсники. Исследователи разбирали композицию гарвардского или стэнфордского классов. Гарвардские МВА-программы почти 1000 человек набирают каждый год. И всех этих людей можно при большом желании найти на LinkedIn. 1000 профилей смотреть довольно долго, но принцип один и тот же. Во-первых, это будут суперталантливые люди со всего мира. У всех будут хорошие или очень хорошие оценки в предыдущих образовательных программах. Могут быть исключения, но тогда это будет означать, что у людей есть какие-то совершенно невероятные достижения вне учебы. Скорее всего, у них за плечами будут большие спортивные, волонтерские, какие-то еще общественные, художественные достижения в дополнение к тому, что у них еще будет какой-то интересный профессиональный опыт.

Если пытаться целенаправленно выбирать программу, думая о том, каких именно людей хочется встретить, то можно обратить внимание на буквально пару элементов. Номер один – география. Бизнес-школа Колумбийского университета находится в Нью-Йорке. Это очень удобно. Там гигантский аэропорт и туда прилетают люди со всего мира, поэтому больше половины студентов в Коламбии, насколько я помню, – это преимущественно иностранцы, то есть не американцы. Похожая ситуация в Гарварде – мне кажется, там около половины студентов не из США. И эта пропорция будет меняться для других программ.

Если же программы частично проходят в международных кампусах бизнес-школ или, например, между несколькими бизнес-школами, условно бизнес-школой США и бизнес-школой из Европы, Китая или в комбинации, в которой часть программы проходит на Ближнем Востоке, то с большой вероятностью можно предположить, что значительная часть участников этой программы – либо китайские студенты, либо студенты из стран Ближнего Востока. В общем, это довольно предсказуемая в такой ситуации вещь.

Бывает интересная функциональная специализация. Есть программа, которая сосредотачивается в какой-то сфере. Например, сейчас все больше появляется программ бизнес-образования в медицине или бизнес-образования в космической сфере. Разумеется, если вы планируете продолжить карьеру в сфере космоса, то на такой программе гораздо больше вероятность встретить будущих коллег, потенциальных работодателей. Это не самая редкая ситуация. Это сознательный отказ, например, от международных бизнес-школ в пользу российских, если есть план продолжения карьеры исключительно в России. Очевидно, что среди тысяч участников Гарвардской школы будет несколько россиян. А в ведущей российской школе, естественно, будут десятки, сотни, а в ассоциации выпускников будут многие тысячи.

И оказавшись выпускником школы Сколково, фактически познакомишься со всей российской бизнес-элитой. А оказавшись выпускником Гарвардской школы, познакомишься с небольшой частью российской бизнес-элиты, но очень-очень уникальной.
Насколько для людей разных сфер подходят бизнес-школы?

Если это большая универсальная программа, условно как гарвардская МВА-программа, то она подойдет всем, просто потому что она одна из лучших. Тут важно понимать следующее. Есть четыре основных результата образования. В любой сфере, не только в бизнесе. Знания и навыки – самое очевидное. Про нетворкинг мы немножко поговорили. Есть еще эффект сертификации, когда мы можем что-то в резюме написать и сами верим, что стали сильно умнее, и это дает нам дополнительные ресурсы, дополнительную энергию и т.д. И четвертое – эффект личной трансформации. Он немного непредсказуемый, поэтому звучит абстрактно. Но, скорее всего, оказавшись в бизнес-школе, там, где вы журналист, коллега – стоматолог, рядом коллега занимается космическим бизнесом, кто-то еще, вы придумаете что-то для себя, о чем вы заранее просто не могли подумать. В разговорах с этими людьми вы узнаете о решениях, технологиях, управленческих методиках, которые они у себя применяют. И это дает вам тоже возможность попробовать. Полезно учиться как с людьми, которые занимаются тем, что ты делаешь, так и с людьми из самых разных сфер.

Значительная часть бизнес-образования в широком смысле универсальна.
И тогда логически мы подошли к вопросу о существующих программах. Они делятся на краткосрочные и долгосрочные. Долгосрочные – более прикладные. Как выбрать? И какие между ними существуют различия?

Длительные программы – обычно это degree programs – программы, которые дают диплом степени. Давайте остановимся на МВА – программах длительностью обычно от года до двух, которые включают в себя отличный суповой набор бизнес-навыков: финансы, маркетинг, бизнес-стратегия, переговоры, лидерство. Набор каких-то функциональных и отраслевых, например, курсов из серии управление цепочками поставок или, например, бизнес в сфере нефти и газа и т.д. Такое сплошное образование какой дает плюс? Естественно, это комплексная подготовка, то, к чему мы больше всего привыкли. Пошел в школу, отучился 10 лет – получил аттестат. Примерно то же самое, только не десять, а пара лет.

В чем разница? Представьте себе, что вы пошли в школу ребенком, который уже очень хорошо читает. И внезапно договорились, что вы можете не ходить на классы по чтению, потому что вы читать уже умеете. А вместо этого вы ходите на два класса по арифметике. Такой подход – это то, чем отличаются короткие программы от длинных. В коротких программах есть бесконечность выбора. Поступив на одну МВА-программу, вы делаете очень большой выбор. Это сделка на всю жизнь. Вы останетесь выпускником данной школы до конца жизни. И если это одна из ведущих мировых школ, то стоимость всего в совокупности – от четверти до миллиона долларов. Большая инвестиция, о которой трудно будет забыть, даже если потом будет много более успешных.

В коротких программах мы делаем менее решающий выбор, но не получаем весь набор знаний, который получаем на МВА-программах. Однако из этих коротких программ можно составить самому себе точно такую же программу развития, только растянутую на многие годы. И если подумать о выборе между короткими программами в течение всей жизни и долгосрочными программами МВА, то мы с удивлением можем обнаружить, что выбора на самом деле не существует. Почему? Ну если вам 27 лет и вас почему-то взяли в Гарвардскую бизнес-школу, то, естественно, туда надо идти и не надо думать просто ни о чем. Это такой инкубатор или акселератор, если говорить языком стартапов, школа олимпийского резерва, если говорить про спортивные достижения. Это та школа мастеров, из которой невозможно плохо выпуститься. Если вы ее прошли до конца, если выполнили все требования, которые предъявляет учебный процесс, то это такой ракетный ускоритель в карьере, потому что, с одной стороны, вы сразу встречаете толпы талантливейших людей, с которыми можете оставаться на связи в течение всей жизни. С другой стороны, у вас на резюме будет огромная надпись «Гарвардский университет», которая будет открывать многие двери и помогать во многих вещах. Плюсов сразу огромное количество. Несмотря на колоссальную стоимость и сложность поступления.

Совсем другой разговор, если не 27 лет, а 37, и если речь идет не о Гарвардской бизнес-школе, диплом которой имеет большое значение только для других выпускников этой школы. В такой ситуации, конечно, не очень полезно делать выбор в пользу долгосрочной программы, потому что, во-первых, знания имеют свойство устаревать. Невозможно выучиться один раз и на всю жизнь. Люди, которые окончили бизнес-школы в 2010 году, если они ничему не учились до сегодняшнего дня и игнорировали весь внешний мир, будут не очень профпригодны, потому что в 2010 году, насколько я помню, не существовало, например, экономики общего пользования.

Вы не могли этому нигде научиться. Соответственно, единственный способ оставаться актуальным – продолжать учиться в течение всей жизни. Для этого короткие курсы гораздо больше подходят, потому что фактически в недельную программу можно уместить более чем семестровый курс полной интенсивности. Да, в нем будет чуть меньше заданий, чем если бы это было в течение семестра, но взрослым людям нужно чуть-чуть меньше времени проводить в образовательном процессе, потому что они обрабатывают не только те знания, которые получают из учебников, они обрабатывают тот опыт, который у них уже есть.
Мы когда общались с выпускниками программ МВА, много слышали о том, что это довольно тяжелый труд, который требует от студента полного вовлечения. Давайте поговорим о том, как выстраивается обучение на программах МВА. Из каких фундаментальных блоков они состоят и что за практические задачи, которые называют магическим словом «кейс», придется студентам там решать?

Образование в бизнес-школе тематически состоит из тех очевидных блоков, о которых мы уже говорили: стратегия, маркетинг, финансы, soft skills, лидерство. И к этому могут добавляться какие угодно функциональные дополнительные знания или отраслевые. Есть МВА в нефтегазовой сфере. Есть МВА в здравоохранении и т.д.

Из чего состоит образовательный процесс? Кейсы – это классика бизнес-образования, изобретение Гарвардской бизнес-школы, которым они очень гордятся. В этом учебном году мы празднуем столетие кейс-метода, который принципиально не поменялся за все это время.

Что такое кейс? Кейс – описание некой ситуации. Идеально написанный кейс по методологии Гарвардской бизнес-школы – это что-то среднее между статьей в «Википедии» и журналистским расследованием. Это текст от 5 до 30 страниц, в котором рассказывается ситуация какой-то организации или какого-то человека. В приложениях будет статистика, финансовые результаты компании.

Смысл создания кейса – обратный инжиниринг ситуации, в которой оказался управленец какое-то время назад. И задача студентов, оказавшихся в этой ситуации, принять правильное решение. Но еще важнее понять, почему и как это решение было принято.

Как разбирается кейс? Классический метод Гарвардской бизнес-школы, – они его называют методом Сократа – это вопросы. Преподаватель в аудитории задает вопросы студентам. Студенты, как правило, сидят в амфитеатре. Группа студентов, от 40 до 80 или даже чуть больше человек, находится в прямой досягаемости преподавателя. И он может, чуть ли не указкой показывая на студента, спрашивать: а что случилось в этой ситуации, в этом кейсе? Задает вопрос в аудитории – студенты на него отвечают. По одному, вместе, слыша где-то друг друга. Как мы знаем из Платона, так же примерно Сократ общался со своими учениками. Он задавал вопросы, они размышляли, отвечали. Вот так они создавали новые знания. Вот этот кейс-метод позволяет открывать бизнес-ситуацию в том виде, в котором ее открывали для себя первопроходцы. Те, кто в этом кейсе описан. Создается эффект открытия, когда вы совместными усилиями, задавая много разных вопросов, наконец приходите к решению и оно внезапно становится ясным и очевидным. Это такой «ага-момент». «Ага! Понял! Случилось!» Наверное, по-русски это правильнее назвать «Эврика!».

Изучив одну компанию, вы автоматически изучаете одну или несколько индустрий, в которых она работает. Это с одной стороны. С другой – вы получаете какую-то аналитическую матрицу, которую преподаватель вам предложил. Вот про эти матрицы можно думать, как про формулы быстрого умножения, которые помогали нам решать арифметические задачи в школе. Ровно то же самое. Какая-то простая табличка, которая позволяет принимать решения в похожих ситуациях похожим образом.

И за два года Гарвардской бизнес-школы вы проходите несколько сотен таких кейсов. Каждый из этих кейсов – какая-то индустрия, компания, страна, аналитическая матрица. Вы научаетесь и принимать решения в проблемных ситуациях, и узнаете очень много фактической информации о мире бизнеса. Разбирая все эти ситуации в классе, готовясь заранее со своими товарищами по группе, вы проделываете колоссальное количество усилий, прорабатывая все эти бизнес-ситуации, находя множество решений.

В результате получается, что через 2 года вы столько раз принимали бизнес-решения, что вам уже не очень сложно их принимать в реальности. Вот один из ключевых подходов образования в бизнес-школах.
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
Будьте в курсе!
Получайте актуальную информацию о мероприятиях и новых материалах об образовании от Forbes Education.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных согласно 152-ФЗ. Подробнее