Экспертиза | Forbes Education

Чему учить детей в период турбулентности?



24 февраля заставило многих из нас обернуться и переоценить проделанное за последние несколько лет. Был ли я на своем месте? Все ли делал правильно? И сделал бы я что-то иначе, зная о том, что случится зимой 2022-го года? Эти вопросы имеют не только моральное, но и сугубо прагматичное измерение: например, среди моих знакомых есть немало тех, кто уехал из страны и обнаружил, что он плохо подготовлен к внезапно изменившемуся миру, а его навыки и умения совершенно не востребованы на мировом рынке труда.

Не только люди, но и организации неизбежно задают себе похожие вопросы. Для некоторых компаний, таких как Яндекс, поиск ответов на эти вопросы привел к кардинальному пересмотру стратегии дальнейшего развития. Я работаю в небольшой школе, несравнимой с крупной IT-компанией, но и мы не могли не спросить себя — а тем ли мы занимались последние несколько лет? Тому ли учили детей? Востребованы ли сегодня нашими учениками те знания и умения, что мы им передавали? Или тепличные условия частной школы привели к тому, что дети оказались неготовыми к суровым испытаниям, которые обрушил на них 2022 год?

Результат этого самообследования оказался на удивление удовлетворительным. Да, те навыки и умения, которые всегда ставила во главу угла наша школа, помогают детям преодолеть период повышенной турбулентности и востребованы сегодня в чем-то даже больше, чем вчера. Одним из таких навыков является умение учиться на иностранном языке. Речь здесь не просто о владении тем или иным иностранным языком, а именно об интеллектуальной привычке получать, анализировать и синтезировать информацию на неродном для тебя языке. Этот навык тяжело дается людям после тридцати, но в детстве его развить достаточно легко. В нашей школе некоторые предметы, такие как биология или химия, преподают на английском языке с пятого класса. Другие, такие как математика или литература, проходят на русском. Обучаясь в двуязычной среде, ребенок привыкает к тому, что язык — это не барьер, а инструмент, и относится к нему соответствующим образом. И мы видим, что те из наших учеников, которым в 2022 году пришлось оказаться в новой языковой среде, легко ассимилируются и продолжают обучение без серьезных потерь.

Однако, смена школы является стрессом для ребенка, даже когда происходит внутри одного языкового поля. Многие из наших семей потеряли существенную часть дохода в 2022 году и были вынуждены перейти в российские государственные школы. Мы следим за их судьбой и отмечаем, что они тоже легко ассимилируются в новой среде. Здесь ключевыми факторами являются навыки рефлексии и коммуникации, которые повсеместно развиваются в нашей школе как в рамках урочной, так и внеклассной деятельности. На уроках дети свободно спорят, вступают в дискуссии, как между собой, так и с учителем. Умение слышать собеседника, убедительно отстаивать свою позицию, находить общий язык с людьми, чье мнение может отличаться от твоего — важнейшая часть философии нашей школы, которая помогает детям даже тогда, когда они ее покинули.

Обучение в условиях высокой турбулентности и неопределенности, когда семьи многократно переезжают, меняют планы и среду проживания, накладывает дополнительные требования и на сам процесс присвоения навыков. Здесь очень важно, чтобы ребенок сам осознавал ответственность за собственное образование, не считая это задачей учителя или школы, умел пользоваться разными образовательными инструментами и свободно переключаться между ними без серьезной потери качества (например, из офлайн-обучения в онлайн). Именно этому мы старались и стараемся обучать наших учеников. В нашей школе нет звонков, наказаний, вызовов к директору, и в целом создана атмосфера, где именно ребенок ответственен за свое обучение. Взрослый может быть его союзником и помощником (умение попросить о помощи — отдельный и очень полезный навык), но за результат ученик отвечает сам. Такая ментальная установка не только помогает справиться с трудностями текущего года, но и окажется полезной на протяжении всей жизни. Несмотря на это людям старшего поколения она до сих пор кажется неочевидной. Мне не раз приходилось слышать от родителей вопрос: «Почему у моего сына двойка в триместре?». Они считали, что именно я, как директор, должен нести ответственность за учебные результаты их детей.

Эффект от специальной военной операции можно сравнить с эффектом от пандемии COVID-19. Оба события оказались настолько масштабными и непредсказуемыми, что, может показаться, подготовиться к ним не было никакой возможности. Однако, если ни одна школа и не смогла полностью нивелировать эффект от пандемии, некоторые из них все же справились с ней гораздо лучше, чем другие. Глобальные потрясения, в эпоху которых мы живем, хотя и являются исключительными по своему историческому значению, ничего не меняют с точки зрения образовательной стратегии для наших детей: в ситуации, где мы не знаем, какие навыки пригодятся ребенку через 5, 10 или 25 лет, приоритет должен быть отдан наиболее универсальным — умению учиться на иностранном языке; учиться очно или онлайн; решать нестандартные задачи; мыслить критически или творчески.
Экспертиза