Бизнес-школа, пиратский костюм и другие приключения журналиста в Нью-Йорке

Интервью с выпускницей программы Knight-Bagehot Fellowship Марией Даниловой

Forbes Education Contributor
журналист, media producer*
До поступления на программу Knight-Bagehot Fellowship, Мария Данилова работала корреспондентом Associated Press в России, Украине и других постсоветских странах. Мария закончила факультет иностранных языков МГУ им. М.В.Ломоносова и магистратуру по политологии в Central European University in Budapest.
Расскажи об основных этапах поступления на программу Knight-Bagehot Fellowship in Economics and Business Journalism?

Самое главное для поступления на программу — это journalistic excellence: необходимо быть состоявшимся журналистом с публикациями по экономической и бизнес-тематике в уважаемых изданиях. Чтобы податься, нужно прислать пакет документов (резюме, эссе, копию университетского диплома (transcripts), рекомендательные письма, публикации). Каждый год на программу подаются примерно сто журналистов со всего мира, из них отбирают десять. Многие пытаются поступить несколько лет подряд, мне удалось с первого раза. В наш год приняли восемь журналистов из США и двух иностранных (девушка из Ирландии и я). Всем поступившим университет полностью оплачивает обучение, а также выплачивает стипендию, на которую можно жить весь учебный год в Нью-Йорке. То есть, фактически, вы бесплатно учитесь на магистратуре Columbia University, и вам еще дают деньги на жизнь. Очень здорово!
Knight-Bagehot Fellowship in Economics and Business Journalism – престижная программа для бизнес-журналистов, оплачивается Колумбийским университетом. Программа нацелена на полное погружение журналистов в мир экономики и бизнеса, чтобы потом они могли с уверенностью освещать данную тематику. Обучение проходит на базе Columbia Business School и факультете журналистики Columbia University.
Knight-Bagehot Fellowship in Economics and Business Journalism – престижная программа для бизнес-журналистов, оплачивается Колумбийским университетом. Программа нацелена на полное погружение журналистов в мир экономики и бизнеса, чтобы потом они могли с уверенностью освещать данную тематику. Обучение проходит на базе Columbia Business School и факультете журналистики Columbia University.
Расскажи, пожалуйста, подробнее про структуру программы? Это была модульная система?

Для начала вы выбираете то, на чем хотите фокусироваться: собственно, на журналистике или на бизнесе и экономике. Если планируете получить магистерский диплом в журналистике, то большинство курсов берете на журфаке. Или же вы можете этот год проучиться в Columbia Business School и на выходе получить не диплом магистра, а сертификат по бизнес-журналистике. В 2015 году, когда на этой программе училась я, такого четкого разделения не было, поэтому удалось и поучиться в бизнес-школе, и закончить магистратуру журфака. В бизнес-школе мы брали в основном все core courses (базовые курсы) и учились с другими студентами-первокурсниками — финансы, статистика, бухучет, макро- и микроэкономика, маркетинг и так далее. Идея в том, чтобы за время обучения дать вам не только экономические знания, но и показать мир бизнеса изнутри, познакомить вас с будущими CEO стартапов и вице-президентами банков, которые впоследствии могут стать вашими источниками уникальной информации. В бизнес-школе мы все время работали в команде с другими студентами, и это очень интересный обмен опытом. Например, один мой однокурсник, который до этого много лет работал в инвестиционном банке, помогал мне строить финансовую модель, а я, в свою очередь, помогла ему написать эссе. И, конечно, бизнес-школа — это очень интересный мир. Здесь учебный год начинается с ориентации — неделя тимбилдинга и прочих мероприятий, когда вам рассказывают про университет, учебу, Нью-Йорк. В ходе этой недели вам нужно перезнакомиться и подружиться со своей группой из семидесяти человек. Кстати, каждой такой группе присваивается какое-то название. Моя группа, например, называлась пиратами, и несколько дней мы ходили в банданах с черепами.


Какое самое яркое и необычное впечатление от обучения?

Захожу я в лифт, а там какой-то парень начинает ни с того ни с сего отжиматься. Потом я узнала, что это было такое задание: он проходил курс по лидерству, им задали сделать на публике что-то вызывающее смущение, чтобы преодолеть свою стеснительность. Я тогда подумала: да, точно, я попала в бизнес-школу.


Columbia University славится приглашенными звездными спикерами. Кто из них тебе запомнился больше всего?

Одна из главных особенностей этой программы — еженедельный ужин с интересными людьми из мира бизнеса и не только. Например, мы встречались с главами Goldman Sachs, Bank of America и Музея современного искусства MoMA. Наши встречи проходили в формате off-the-record (без записи), поэтому разговоры получались откровенными и интересными, но писать об этом было нельзя. Что же касается спикеров из мира журналистики, то самым интересным был, конечно, главный редактор журнала New Yorker – Дэвид Ремник. Зал набился под завязку, и надо было видеть благоговение на лицах студентов, когда Ремник продиктовал свой имейл, на которой ему можно присылать идеи статей. Нет такого журналиста, который не мечтал бы опубликоваться в New Yorker!


Что было самым важным на этой программе лично для тебя?

Преодоление. Учебы было столько, что по-хорошему нужно было заниматься все время с перерывами только на еду и сон. Для меня это было вдвойне тяжело, так как мой муж тоже учился (на магистратуре в Columbia, факультет статистики), с нами еще была пятилетняя дочка, поэтому приходилось крутиться, но ничего — справились! Я поняла, что, если я, закостенелый гуманитарий, могу сдать экзамен по корпоративным финансам, разобраться в балансовом листе компании Amazon и амортизировать скидку по облигациям, то я способна на все.


Были ли у тебя стажировки?

Стажировок эта программа не подразумевает. Но во втором полугодии студенты посещают редакции многих крупных СМИ, офисы которых находятся в Нью-Йорке (The New York Times, Reuters, CNN, Wall Street Journal) и знакомятся с редакторами. Еще проводятся ярмарки вакансий. Похожи они на спид-дейтинг («быстрые свидания»): сотрудники СМИ, которые нанимают на работу журналистов, сидят по одну сторону стола, а по другую – сидят те, кто хочет эту работу найти. У вас есть несколько минут, чтобы рассказать о том, какой вы замечательный, что ваше место именно в этой газете или на этом телеканале, и что всю жизнь с самого детства вы мечтали работать только там. А потом переходите к сотруднику другого СМИ и рассказываете примерно то же самое. В результате вы уходите оттуда с грудой визиток и перспективами получить предложение о работе или создать материал.

Помню, на одной такой ярмарке я подошла к очередному столику. За ним сидел редактор одной из газет Лонг-Айленда, специализирующийся как раз на бизнесе и экономике. Я сделала глубокий вдох, рассказала о себе и уверенно ответила на все его вопросы. Единственный вопрос, который тогда крутился в моей голове: а где же он находится, этот Лонг-Айленд? Потом, конечно, прибежав домой, я бросилась изучать карту и поняла, что Лонг-Айленд находится далековато от центра Нью-Йорка и работать там, наверное, я не буду. И каково же было мое удивление, когда через несколько недель мне написал тот редактор и предложил работу. Я отказалась, но было приятно.


Как изменилась твоя карьера в Associated Press после обучения на программе?

После программы я вернулась в Вашингтонское бюро AP и освещала как раз Международный Валютный Фонд и Всемирный Банк, так что все полученные знания мне очень пригодились. Потом я несколько лет писала про образование в США, это тоже был интересный опыт. Например, я стала первым журналистом, которая взяла интервью у министра образования администрации Трампа Бетси Девос. В какой-то момент я поняла, что устала от работы в новостном агентстве (к тому времени я проработала в AP 15 лет — в нескольких странах на двух континентах) и мне захотелось попробовать что-то новое. В Columbia самыми интересными для меня были курсы по нарративной журналистике, которые читали два совершенно замечательных профессора. Два года назад я ушла из AP и стала фрилансером — пишу, в основном, лонгриды для разных журналов, а также прозу. Этой осенью у меня выйдет книга.


Как, по твоему мнению, определяется талант в журналистике? Какие профессиональные метрики нужно использовать?

Мне кажется, что журналистика — это не только про талант, но еще про ремесло и еще про какое-то особое строение психики, что ли. Тебе всегда должно быть все любопытно, интересно разобраться, влезть, докопаться до сути, ну и, конечно, уметь и любить общаться с людьми. На журфаке нам рассказывали про одного профессора, который на первом занятии дает такое вот задание студентам, чтобы понять, могут ли они стать журналистами, для них ли эта профессия: он посылает их в какой-нибудь торговый центр, где много народу, чтобы они вернулись оттуда с подробной информацией о трех людях (с их именами, фамилиями, возрастом, адресом). Многие возвращаются с пустыми руками и понимают, что такая работа не для них. А некоторые, наоборот, способны так разговорить незнакомых людей, войти к ним в доверие, что получат и имя, и адрес, и другую личную информацию.

Еще нужно понимать, что в журналистику никто не приходит ради денег. Ты становишься журналистом, потому что хочешь что-то изменить, повлиять на жизнь людей в своем районе, городе, стране, рассказать о чем-то важном, дать голос тем, кто этого голоса лишен. Как-то моя бывшая начальница в Associated Press произнесла такую фразу: «Журналистика – это public service», то есть, работа, служба во благо общества. И, как бы патетично это ни звучало, так оно и есть: журналистика необходима для любого здорового общества, это четвертая власть, которая контролирует три другие. На последней лекции по нарративной журналистике в Columbia Journalism School наш профессор советовал: обязательно носите зимой в кармане куртки простой карандаш –вдруг вам нужно будет записать что-то важное, взять у кого-то интервью на улице, а чернила в ручке замерзли. Еще один его совет звучал так: «Always write as if it matters, because if you do, it will» (пер.англ. «Всегда пишите так, как будто это имеет значение, тогда именно так и будет»).


Твои 5 советов журналистам – это…?

  1. Когда вы закончили интервью и закрыли блокнот, подумайте, какой вопрос еще можно задать;
  2. «А теперь расскажите мне все это, как будто мне пять лет», — очень хороший прием, чтобы вам объяснили все просто и понятно;
  3. Записывайте все свои интервью на диктофон или телефон, чтобы поберечь нервы;
  4. Цитата — это святое. Если вы открываете кавычки, цитировать должны слово в слово;
  5. Ну и зимой носите с собой простой карандаш!
29 апреля / 2021
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
Будьте в курсе!
Получайте актуальную информацию о мероприятиях и новых материалах об образовании от Forbes Education.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных согласно 152-ФЗ. Подробнее