Высшее образование отложенного действия: как будут меняться университеты России

АВТОР:
Екатерина Кузнецова
Forbes Education Contributor
В начале прошлого года была анонсирована трансформация российской системы высшего образования: переход на новую формулу, при которой студент сможет менять направление обучения во время учебы и по окончании бакалавриата. Формула «2+2+2» частично или полностью заменит устаревшую «4+2», то есть конструкцию из бакалавриата и магистратуры.

Как будет устроена новая система, что думают о ней университеты и готовы ли они к таким переменам, расскажем в этой статье.


Что такое «2+2+2»

Расшифровывается новая схема просто: первые два года студенты получают широкое образование, а окончательно определиться с направлением подготовки смогут после второго года обучения. Следующие два года посвящены более узконаправленной подготовке в соответствии с выбранным направлением. Последние два года — магистратура, которая должна быть перепроектирована под новую логику устройства бакалавриата и не повторять его содержание, как это происходит сейчас. При этом для магистратуры рекомендуется менять университет, чтобы получить доступ к новым идеям и методам.

У реформы — долгосрочная цель: по словам Владимира Путина, высшей школе необходима гибкость, так как «рынок труда сегодня динамично меняется, постоянно появляются новые профессии, усложняются требования к существующим». За счет того, что программа первых двух лет обучения станет более широкой, а образовательный трек — более разноплановым, выпускникам будет проще впоследствии встраиваться в рынок труда.

В то же время первые два года «подготовительного» обучения перед определением направления профессиональной подготовки поможет студентам тщательно подойти к вопросу и сделать осознанный выбор.

Аналог этого подхода существовал и раньше: его предшественник появился в США еще в первой половине прошлого века. В то время перед создателями новой системы образования стояла почти та же цель, что и перед нашими соотечественниками сегодня: сформировать у выпускников широкий взгляд на мир и, в то же время, узкие профессиональные компетенции. Схема, суть которой заключалась в движении от общеобразовательных предметов к узконаправленной специализации, оказалась востребованной и эффективной. Сейчас «отложенный выбор» можно встретить в части европейских и китайских вузов.

Однако не стоит ждать от российских университетов мгновенной трансформации. Во-первых, схема «2+2+2» пока носит не обязательный, а добровольный характер. Во-вторых, резкая перестройка не может быть успешной — любым переменам требуется время.


Возможные варианты перехода на модель «2+2+2»

Несмотря на то, что о повсеместном введении новой модели заговорили только сейчас, в некоторых университетах уже несколько лет получают образование по схожей системе. Так, в Тюменском государственном университете с 2017 года внедрен проект индивидуальных образовательных траекторий (ИОТ), для которого в университете было полностью пересмотрено устройство образовательных программ. Сегодня студенты могут выбрать дополнительные дисциплины более чем из 300 элективов. Кроме того, уже с первого курса они учатся в смешанных группах, и к концу обучения могут попробовать работу более чем в 10 разных коллективах. Новая модель позволила повысить качество общеобразовательных дисциплин, так называемого «межфака», которые раньше были распределены по всему периоду обучения, а теперь собраны на 1-2 курсе, а на 3-4 курсе обеспечено погружение в профессиональную область и внедрены практикоориентированные курсы.

В Университете ИТМО также развивается индивидуализация образования и модульная система. В программе сочетаются общевузовские дисциплины, когда эксперты перемешиваются, и физики встречаются с химиками и биологами, в результате чего получается междисциплинарный диалог. Кроме того, создан «модуль внутривузовской мобильности», в рамках которого каждый студент бакалавриата должен взять две дисциплины вне своего учебного плана. В университете студенты выбирают уровень сложности предметов, язык реализации, одну дисциплину или другую, формат — онлайн или офлайн. Выбор повышает уровень мотивации, потому что студент сам принял решение и ответственен за него.


Мнение вузов и экспертного сообщества

«Я понимаю и поддерживаю первые «2+2», но третьи «+2», условную магистратуру, не понимаю — зачем там плюс? Моя позиция такая: нам нужно развивать внутрироссийскую мобильность, студенты не должны оканчивать и бакалавриат, и магистратуру в одном университете. Или хотя бы должны иметь возможность менять свое направление подготовки. Бакалавриат — это более широкая, фундаментальная, базовая подготовка, а магистратура — это тонкая настройка.

Магистратура — это возможность либо вообще сменить направление, либо донастроить, уйти вширь, вглубь, вдаль, смотря кому что нужно. В ИТМО прием в магистратуру в два раза превышает прием в бакалавриат. Мы принимает студентов со всей страны, со всего мира. Мы понимаем, что схема: если на бакалавриате ты программируешь, то и в магистратуре будешь этим заниматься, – не работает. Скорее наоборот: в магистратуре ты пойдешь заниматься биоинформатикой, digital humanities, робототехникой или предпринимательством, чтобы дополнить компетенции. Третьи «+2» нужны, но в другом вузе или в другом направлении подготовки», – Дарья Козлова, проректор ИТМО.


«Большинство университетов не готовы к переходу на «2+2+2». Не готовы предлагать широкое образование во время первых двух лет, потому что у них нет своих концепций того, что такое «образование» и, тем более, что такое «широкое образование». Не готовы переосмыслять методы и содержание специализированного образования для второй "двойки". С третьей «двойкой» – магистратурой – тоже проблемы. Во-первых, магистратура – наиболее содержательно и структурно слабый уровень образования. Часто это просто продолжение бакалавриата, что делает переход между вузами проблематичным. Во-вторых, университеты активно работают над тем, чтобы выпускники их бакалаврских программ поступали на магистерские программы своего же вуза.

Но настоящий вопрос не в том, готовы ли вузы к схеме "2+2+2" сейчас, а в том, как ускорить подготовку. Если инициатива не умирает на уровне идеи или риторики, она начинает опускаться на реальность отдельными вспышками лучших практик, после становится золотым стандартом, а далее – нормой. На данном этапе самое важное – в национальной дискуссии уделять максимальное внимание реальным кейсам реализации схемы «2+2+2» и не допускать подмены изначальной идеи имитацией, то есть сохранением статуса кво под новым именем», – Дара Мельник, руководитель исследовательской группы в Центре трансформации образования Московской школы управления СКОЛКОВО.


«Если модель «2+2+2» спускать сверху, то в силу высокой устойчивости университетов к изменениям мы получим большой объем имитации. Настоящая трансформация – это дорого: по усилиям, по изменению процессов, появлению новых сотрудников, изменению роли тех, кто уже работает. И если серьезно задуматься, то изменения назрели. Ведь студенты и абитуриенты уже не те, что были 10-20 лет назад, они хотят несколько иное. Можно сделать процессы обучения интереснее и более мотивирующими, если дать возможность нашему студенту пробовать и постепенно менять первоначальный выбор, доводя его до настоящего с перспективным будущим. Сейчас более естественно учиться и осваивать ту профессию, которую ты выбрал не заранее и на всю жизнь, а к которой пришел в процессе — через год, два или три.

Вузы, которые строят модель индивидуальных образовательных траекторий последние несколько лет могут демонстрировать большую степень готовности к переходу на «2+2». Но интерпретация ИОТ во всех вузах разная: есть ТюмГУ, ИТМО, УрФУ, ВШЭ, МИСИС, ДГТУ, однако, глубина проникновения ИОТ у всех разная. В ТюмГУ — глубокая проработка для классического университета, у нас — интересный подход для IT и инженерных программ. С прошлого года мы добавили в эксперимент дружественный Институт новых материалов и технологий, и теперь студенты ИРИТ-РТФ и ИНМИТ учатся в общих учебных командах. Ядерная часть программы с уникальными возможностями выбора. И в результате можно сказать, что мы в УрФУ к новой модели уже готовы. Для серьезного старта нужны четкие правила перехода студентов со своим бюджетным местом между программами, институтами и университетами. Это обернётся интереснейшей конкурентной борьбой и созданием партнерских отношений на всех этапах обучения студента», – Илья Обабков, директор ИРИТ-РТФ УрФУ.


«Худшее, что мы можем сделать для российского образовательного пространства — спровоцировать экстремально быстрый "переход" массы университетов на «новую модель» и обесценить индивидуализацию как принцип, который большими усилиями и ресурсами внедряют ТюмГУ, ИТМО, ВШЭ, УрФУ и ряд других коллег. Я точно знаю: если университет не меняется до неузнаваемости, значит и модель образования в нем осталась прежней.

Наш университет потратил на внедрение модульной модели организации образования и индивидуальных образовательных траекторий пять лет. Опыт полной трансформации образования в ТюмГУ показывает, что, во-первых, в России можно поменять модель образования в существующих условиях, а во-вторых, изменить модель — это не просто немного изменить учебный план. ИОТ — это не выбор курсов по желанию, это сложная и проработанная система образования. И для ее создания и интеграции нам пришлось изменить сами принципы организации образовательного процесса, пересобрать всю структуру управления, выставить новые требования к содержанию, к преподавателям, к инфраструктуре, к набору», – Таисья Погодаева, проректор ТюмГУ.

Многие вузы «морально» готовы к переходу на новую формулу, некоторые уже начали движение в этом направлении. Однако очевидно, что есть большое поле для дискуссий как на государственном, так и на межвузовском уровне.



22 июня / 2021
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
Будьте в курсе!
Получайте актуальную информацию о мероприятиях и новых материалах об образовании от Forbes Education.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных согласно 152-ФЗ. Подробнее