Школа: вчера, сегодня, завтра

АВТОР:
Гер Граус
Глобальный директор по вопросам образования в KidZania, советник и член экспертных групп BETT, Junior Achievement Worldwide, OECD и Council of Europe (Digital Citizenship Education Expert Group), приглашенный профессор НИУ ВШЭ (Институт образования)
О ШКОЛАХ ПРОШЛОГО, НАСТОЯЩЕГО И БУДУЩЕГО:
«ЗАЧЕМ ТЫ ХОДИШЬ В ШКОЛУ?»

Я часто путешествую, и куда бы ни поехал, разговариваю с детьми. Когда я задаю вопрос: «Зачем ты ходишь в школу?», в 85% случаев получаю один и тот же ответ: «Потому что должен». Мне кажется, это не очень обнадеживающий ответ. Делать что-то, в чем ты не видишь смысла, странно и неправильно.

Сегодня школа – это организация, которой управляют чиновники, и они решают, чему нужно учить. По сути, школа – инструмент «доставки» государственной повестки в головы детей. Мы экзаменуем учеников и проверяем школы, чтобы оценить, насколько хорошо они справляются с учебной программой. Но при таком подходе можно говорить о школе и ни разу не использовать слово «ребенок», потому что речь идет о системе, требованиях, результатах.
На мой взгляд, пора разделить два понятия: «обучение» и «образование».

В процессе обучения ребенка учат, ему планомерно дают знания, а он их усваивает – это то, что обычно происходит в школе. Образование намного шире: это всё, чему ребенок учится в школе и за ее пределами, причем не только целенаправленно, но и стихийно, в процессе взаимодействия с окружающим миром, – и именно такое спонтанное образование наиболее ценно.
На мой взгляд, пора разделить два понятия: «обучение» и «образование».

В процессе обучения ребенка учат, ему планомерно дают знания, а он их усваивает – это то, что обычно происходит в школе. Образование намного шире: это всё, чему ребенок учится в школе и за ее пределами, причем не только целенаправленно, но и стихийно, в процессе взаимодействия с окружающим миром, – и именно такое спонтанное образование наиболее ценно.
Чтобы лучше понять проблему, давайте вернемся на 100 лет назад. Индустриальная революция дала толчок развитию школьного образования: промышленность развивалась так быстро, что у молодых людей не было необходимых навыков. Школа взялась за то, чтобы восполнить дефицит грамотных кадров. Если бы мы спросили детей 100 лет назад, зачем они ходят в школу, они бы перечислили конкретные полезные навыки, которые там получат.

С тех пор многое изменилось, мы вступили в новую реальность. Представьте себе автомобили 1921 года выпуска и современный: сегодня машины не только выглядят, но и функционируют по-другому. Задумайтесь о том, как изменились за сто лет, например, самолеты и операционные в больницах. Колоссальная разница, не так ли? А теперь давайте представим учебный класс. Вместо меловой доски вы, возможно, увидите маркерную. Мебель немного изменилась. Но все дети по-прежнему сидят лицом к доске и от них ожидается такое же поведение, как 100 лет назад: отвечать на вопросы, выполнять домашнее задание, писать контрольные работы.

Эйнштейн определил сумасшествие следующим образом: «Вы действуете так же, как раньше, но ожидаете других результатов». А ведь это ровно то, что происходит в школе: мы учим так же, как 100 лет назад, но хотим результат, который соответствует потребностям 2021 года. Но так это не работает! Сейчас есть острая потребность задаться вопросом «Зачем дети ходят в школу?». Нужно ли им то, чему мы их учим?

Школа должна сместить фокус с производственных процессов на личность. Сейчас, если ученик допускает ошибку, он получает плохую оценку. Но ведь, на самом деле, ошибаться хорошо, ошибки приближают нас к решению, благодаря им в следующий раз мы оказываемся ближе к истине. Мы учимся, когда экспериментируем и совершаем ошибки. Мы должны дополнить теорию практикой, дать детям возможность учиться через опыт. Школа нужна не только для того, чтобы поддерживать экономику. Ее задача служить, в первую очередь, личности и только после – обществу, элементом которого является экономика. Только при таком подходе у современных школ появится смысл.


ОБ ОТМЕТКАХ:
«ИМЕЮТ ЛИ ЗНАЧЕНИЕ ОЦЕНКИ?»

Я бы мог наивно сказать: «Нет, оценки не имеют значения!». И это был бы честный ответ, потому что важно не то, какие баллы ты получаешь в школе, а то, что ты можешь и умеешь делать в жизни. Высокие баллы за тесты по алгебре совершенно не значат, что ребенок блестящий математик. Это значит только одно: он очень хорошо помнит на протяжении длительного времени все, что сказал учитель – ничего более!

Но мы все понимаем, в каком мире живем. Поэтому, если говорить серьезно, необходимо признать, что оценка – это ориентир, который все признают и, следовательно, он имеет ценность. Понимая это, родители, тем не менее, должны осознавать реальную ценность и значение вещей. Даже если ребенок не получает высокие баллы, это еще не значит, что он плохо учится. К счастью, ребенок – намного больше, чем его отметки. Не нужно путать хорошо обученных людей с людьми образованными. Если оценивать все только через школьные отметки, ребенок может закончить школу с отличным аттестатом и плохим образованием.


О РОЛЕВЫХ МОДЕЛЯХ:
«КЕМ ТЫ ХОЧЕШЬ СТАТЬ, КОГДА ВЫРАСТЕШЬ?»


Если спросить у ребенка «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?», скорее всего, получим очень поверхностный и материалистический ответ: «богатым» или «знаменитым». Разговаривая с детьми, я быстро перехожу к вопросу «На кого ты хочешь быть похож и почему?». Это разговор о ценностях, и он имеет исключительную важность.

Когда мне было 14 лет, моим кумиром был голландский футболист Йохан Кройф. Как и многие другие дети, я хотел быть футболистом, но не обычным, а таким же, как Кройф. Кроме того, я хотел быть похожим на своего дедушку, потому что он был очень хорошим человеком. Еще я восхищался Кристианом Барнардом – человеком, который осуществил первую успешную пересадку сердца, и Мартином Лютером Кингом, потому что он был выдающимся оратором.

Мы должны работать с детьми, обращаясь к вопросам ценностей и принципов, этики и морали. Сегодня можно оказаться в любой точке земного шара, не выходя из своей комнаты, – достаточно зайти в интернет. Перед нами открыто много замечательных возможностей. Но мы должны направить детей в поиске: не говорить, им что делать, а создать ситуации, в которых они смогут выяснить все самостоятельно. И поэтому ролевые модели очень важны. Каждый из нас должен помнить, что уже является либо может стать ролевой моделью. Важно, какие мы люди, во что верим. Иногда мне кажется, что мы – взрослые – не достаточно часто задумываемся об этом нашем обязательстве. Если мы исполняем его хорошо, то повышаем шансы наших детей оказаться в лучшем мире. В образовании 2020-х каждый ребенок – наша общая ответственность.


ОБ ИССЛЕДОВАНИЯХ И ГЕНДЕРНЫХ СТЕРЕОТИПАХ:
«ОСТОРОЖНЕЙ, НЕ УДАРЬСЯ!»


Я провел глобальное исследование, в котором участвовали шестьсот тысяч детей в возрасте от 4 до 14 лет. Дети представляли 6 стран, включая Россию. Мы посмотрели, какую первую профессию выбирает ребенок, приходя в KidZania. Затем мы соотнесли результаты с полом, возрастом, национальностью, этносом и социально-экономическими условиями, в которых живет ребенок. Проведя этот анализ, мы пришли к нескольким интересным выводам.

Для меня KidZania – это один из кусочков паззла под названием «обучение на опыте». Придя в KidZania, ребенок может попробовать порядка 60 разных профессий, исследовать и экспериментировать, узнать, что ему нравится или не нравится на собственном опыте, а не от мамы с папой.


Образование не должно быть скучным, преподавание должно основываться на примерах, которые связывали бы школьные задания с реальностью. Этим занимаются музеи, галереи, зоопарки, экофермы и многие другие места. И именно этим занимается KidZania в отношении профессиональной жизни и того, как зарабатывать, тратить и копить деньги.

Мы работаем с университетами по всему миру – Oxford University, Tecnológico de Monterrey в Мексике и моим любимым университетом – Высшей Школой Экономики в Москве. Они анализируют данные, полученные из KidZania и, благодаря этим исследованиям, наши идеи становятся научно обоснованными. Мы можем однозначно утверждать, что «эдьютейнмент» – важная часть образования.
Для меня KidZania – это один из кусочков паззла под названием «обучение на опыте». Придя в KidZania, ребенок может попробовать порядка 60 разных профессий, исследовать и экспериментировать, узнать, что ему нравится или не нравится на собственном опыте, а не от мамы с папой.

Образование не должно быть скучным, преподавание должно основываться на примерах, которые связывали бы школьные задания с реальностью. Этим занимаются музеи, галереи, зоопарки, экофермы и многие другие места. И именно этим занимается KidZania в отношении профессиональной жизни и того, как зарабатывать, тратить и копить деньги.

Мы работаем с университетами по всему миру – Oxford University, Tecnológico de Monterrey в Мексике и моим любимым университетом – Высшей Школой Экономики в Москве. Они анализируют данные, полученные из KidZania и, благодаря этим исследованиям, наши идеи становятся научно обоснованными. Мы можем однозначно утверждать, что «эдьютейнмент» – важная часть образования.
Первый из них заключается в том, что в 4 года у ребенка уже сформированы все ролевые стереотипы: мальчики – пилоты и хирурги, девочки – стюардессы и медсестры. Разницы между детьми 4-х и 14-ти лет почти нет.

Мы сейчас много говорим о важности STEM-образования (прим. ред.: STEM – образование в сфере наук, технологий, инженерии и математики), но преподаем его через контент и тесты, а не через ролевые модели. Как следствие, мы упускаем, как минимум, половину уравнения. Девочки справляются с тестами лучше, чем мальчики, но, когда дело доходит до выбора профессии, они возвращаются к стереотипам.

Во всем мире, независимо от происхождения и уровня доходов семьи, девочки менее уверены в себе. Приходя к нам, они выбирают виды деятельности, предназначенные для младшей возрастной группы: девятилетние девочки предпочитают задания для семилеток; девятилетние мальчики, напротив, выбирают задания для десятилетних детей.

Не так давно я гулял в парке в Шеффилде со своей дочерью. В парке есть специальные турники для малышей от 1 до 3 лет. Было прекрасное воскресное утро и многие семьи вышли прогуляться с детьми. Каждый раз, когда к турнику подбегала какая-нибудь девочка, сопровождавшие ее взрослые говорили: «Осторожней, солнышко, не ударься!». Мальчиков же, наоборот, подбадривали: «Давай, давай, покажи, как ты залезешь на самый верх!». Конечно, родители не хотели навредить, но, зачастую мы неосознанно укореняем в сознании ребенка сильные стереотипы. Общество должно задуматься о том, какой язык мы используем, какие образы проецируем.

Будучи учителем, я знаю эту особенность. Девочкам нужны отдельные ролевые модели, которые помогут преодолеть стереотипы. Задача школы – показать вдохновляющие пути и помочь вдохновению превратиться в конкретные жизненные цели. И эти пути не могут быть универсальными для всех детей. Мы должны как можно больше знать о каждом ребенке, чтобы дать ему правильный совет, помочь найти свою амбициозную и вдохновляющую цель в жизни.

Известно, что стереотипы прививаются уже к 4 годам, но в большинстве образовательных систем во всем мире мы ждем еще 10 лет с этого момента, прежде чем начать говорить с детьми о профессиях. Т.е., на протяжении десятилетия мы позволяем стереотипам укрепиться, а потом ожидаем, что сможем изменить сознание. Нет. Нам нужно обсуждать с детьми будущие возможности в гораздо более раннем возрасте. Я не говорю об обучении пятилеток профессиям. Но почему бы время от времени не приглашать в школу врача, юриста, медсестру, инженера, чтобы они могли рассказать о своей работе? Это простые примеры, но они будут иметь большое значение.


О РАННЕЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ В ШКОЛЕ:
«НУЖНО ЛИ УЗКОПРОФИЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ В ШКОЛЕ?»


Когда моему дедушке было 14 лет, он стал шахтером и перестал им быть, когда ему исполнилось 65. У моего отца было две профессии: делопроизводитель и финансовый директор. Я за свою жизнь сменил порядка 7 специальностей: учитель, руководитель факультета, инспектор, академический директор и так далее. Моя старшая дочь, которой сейчас 25 лет, уже сменила 5 профессий и, предполагаю, через несколько лет она меня обгонит. Это признак времени.

Выбор специализации в старших классах (прим. ред.: в британской системе (A-Levels) в старших классах дети должны выбрать 4 профильных предмета и отказаться от изучения всех остальных дисциплин) возвращает нас во времена индустриальной революции, когда, закончив школу в 14-16 лет, ребенок должен был достаточно быстро определиться с профессией на всю последующую жизнь. Сегодня нет ни одной вменяемой причины, почему такая специализация была бы нужна. Если ты всю старшую школу уделял внимание только профильным предметам, будет ли у тебя достаточно ресурса и адаптивности, чтобы в будущем сменить профессию, если что-то произойдет?

Нам очевидно нужен подход, подобный Международному Бакалавриату (IB), который дает широкую базу знаний и возможность для поздней специализации. Старомодные учителя времен индустриальной эпохи скажут вам, что, если в образовании нет глубины, а есть только ширина, оно становится поверхностным. Но, если мы посмотрим на врачей, инженеров, механиков, учителей из США (где нет ранней специализации), мы увидим, что они ничем не хуже профессионалов из Великобритании. Сегодня ранняя специализация не несет пользы ни ребенку, ни обществу, ни экономике. Она нужна только системе.

СОВЕТЫ РОДИТЕЛЯМ:
«КАК УЧИТЬ РЕБЕНКА?»


1. Если у вас маленький ребенок, почитайте о реджио-педагогике (Reggio Emilia Approach). Это, пожалуй, лучшая система обучения для дошкольников, существующая в мире на сегодняшний день. Обучение должно идти от ребенка: каждый из нас рождается с потенциалом и всё, что нам нужно, – это создать для правильную среду.

2. Не устраивайте учебные сессии из разряда «Сейчас я научу тебя есть вилкой и ножом». Дети учатся через подражание, ролевую игру, практический опыт и развлечения. Ищите возможности дать ребенку новый интересный опыт: ходите в парки, театры, музеи, галереи. Дети должны находиться на свежем воздухе, они должны знать, как выглядит настоящая корова, слушать музыку, ездить на велосипеде, прыгать по лужам, лепить снеговиков, смотреть на красивые здания, пробовать новую еду! Этот ранний опыт дает опору, уверенность в себе и способность справляться с вызовами, которые ставит перед ними жизнь. Постарайтесь найти пересечения реального мира с виртуальным: это поможет обогатить опыт и разожжет пламя любопытства.

3. Подумайте, какой опыт нужен ребенку в определенном возрасте, и составьте список из 10-15 пунктов. Разместите этот список в социальных сетях, пусть ваши друзья его дополнят. Вы соберете множество неожиданных и интересных идей. Кто-то может не согласиться с вашими пунктами, но это ваш список, здесь нет правильных и неправильных ответов. Осуществите задуманное!

4. Вовлекайтесь в обучение ребенка, будьте в курсе того, что происходит в школе. Участвуйте в жизни школы, где учится ваш ребенок, – пытайтесь делать ее лучше.

5. Разговаривайте со своими детьми! И слушайте их!


Перевод Юлии Черепановой


17 мая / 2021

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
Будьте в курсе!
Получайте актуальную информацию о мероприятиях и новых материалах об образовании от Forbes Education.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных согласно 152-ФЗ. Подробнее