General Management Program как альтернатива Executive MBA от Harvard Business School

Личный опыт

Forbes Russia Education Contributor
журналист, media producer
Герой: Денис Симонов, Harvard Business School, 2014

Позиция сейчас: Сооснователь Molecule Coffee (Лос-Анджелес, Калифорния) и основатель стартапа в области производства еды с помощью биотехнологий (Сан-Франциско, Калифорния).

До поступления в HBS работал финансовым и операционным директором в Herbalife Nutrition, имеет более 15 лет опыта в развитии бизнеса и операционном управлении в Maersk, Philips, Ford Motor Company. Ментор в Stockholm School of Economics и в University of California.

Расскажи о своей программе в Гарварде? Чем она отличается от стандартной MBA программы?

Программа, на которой я учился – GMP - General Management Program. Она ориентирована на руководителей высшего звена с опытом работы от 15 лет, с ответственностью за финансовые результаты – то есть, на генеральных директоров крупных компаний, тех, кто в ближайшее время планирует стать генеральным директором или существенно расширить свою функциональную роль в компании. Она короче MBA (4 месяца) и максимально интенсивна. Многие считают ее концентрированной альтернативой Executive MBA.



Что особенно запомнилось? Поделись самыми интересными моментами программы.

Пожалуй, самые интересные и вдохновляющие моменты связаны с возможностью проводить время с лидерами мирового масштаба: в Гарварде я общался с действующим президентом Федерального резервного банка США Робертом Капланом, экс-премьер-министром Австралии Кевином Раддом, основателем компании Uniqlo Тадаши Янаи и другими выдающимися людьми.

Но, как ни странно, самой запоминающейся для меня оказалась история с непониманием языка. Да-да, поступая в HBS, мне и в голову не могло прийти, что обучения в европейской бизнес-школе, долгих лет работы в международных компаниях, где коммуникация велась только на английском, будет недостаточно, чтобы понимать американцев. Но, когда я уже приехал на кампус в Бостоне, поймал себя на мысли, что понимаю местную речь в лучшем случае процентов на 70. Оказалось, что рафинированный корпоративный английский далек от реальной американской манеры говорить, акцентов и речевых оборотов.
Из-за этого первые дни я сильно отставал, не успевал прорабатывать кейсы, поэтому я не мог полноценно участвовать в обсуждениях на лекциях. Стрессовал, боясь, что сейчас профессор начнет задавать вопросы, а я недопонял какие-то детали. Стресс накапливался, падала самооценка, от этого производительность и способность общаться падали еще больше, я вынужден был пропускать вечерние мероприятия по социализации, чтобы хоть как-то успеть проработать кейсы. Каждый новый день был пыткой, наполненной отчаянием и ощущением катастрофы.

Через несколько дней участники программы давали друг другу обратную связь, и я готовился услышать самое худшее в свой адрес. Но, к счастью, одногруппники меня искренне поддержали и именно это дало колоссальный прилив энергии и уверенности в себе. Стресс ушел, появились азарт, интерес и любопытство. Мозг вскоре успешно адаптировался к новой языковой среде и я, наконец, полностью влился в учебный процесс и социализацию. Просто нужно было дать себе время на адаптацию и относиться к ситуации немного проще. Я до сих пор испытываю огромную благодарность к сокурсникам и школе за принятие, понимание и поддержку в то трудное время.
Почему ты выбрал именно эту программу?

Я с детства мечтал учиться в Гарварде. Как только возможности стали мне позволять, я занялся поиском подходящей программы. Для меня важно было получить этот опыт и реализовать то, о чем мечтал всю жизнь. GMP выбрал потому, что в Гарварде нет Executive MBA, а учиться на традиционном MBA, предназначенном для недавних выпускников, мне было не нужно, поскольку на тот момент у меня уже был МВА от Стокгольмской Школы Экономики. Поэтому я выбрал программу, которая достаточно продолжительна, максимально сжата, предполагает физическое пребывание в кампусе HBS в Бостоне и дает статус Alumni.
Ты связал свою профессиональную деятельность с развитием стартапов. Скажи, а как бренд Гарварда помог тебе в этом?

Бренд "Harvard" может открыть многие двери. С получением статуса Alumni тебе дается доступ к одному из самых влиятельных сообществ выпускников в мире. Кроме того, в HBS есть масса программ поддержки выпускников-предпринимателей: от обучающих материалов и коучей до доступа к специализированным университетским коворкингам и лабораториям (что особенно важно, например, для биотеха, которым я сейчас занимаюсь). В моем случае бренд помог получить инвестиции, быть принятым в акселератор FoodFuture в Нью-Йорке (основатель которого также оказался выпускником Гарварда), расширить и повысить качество деловых связей за счет участия в специализированных сообществах, таких как Harvard in Tech или Harvard Alumni Entrepreneurs. Благодаря глобальной системе клубов, включая Harvard Club of Russia, появляется возможность строить очень качественные партнерские отношения по всему миру.

Образование в Гарварде – дополнительная степень свободы и больших возможностей. Это мощнейший инструмент, но если им не пользоваться или пользоваться неправильно, то результата не будет. Гарвард расширяет понимание мира и своего места в нем, дает мотивацию, вдохновляющие примеры, знания и связи, задает высокие стандарты и требования к себе, показывает, насколько многое возможно. Дальнейшее зависит от самого человека.
Если бы у тебя была такая возможность, что бы ты поменял в структуре программы

С позиции теперь уже предпринимателя, я бы добавил в программу, помимо управленческих, маркетинговых, финансовых кейсов, более глубокий блок по технологиям, стартапам и венчурному капиталу (хотя, насколько я знаю, это уже сделано.
У тебя есть опыт образования в Европе, США и России. Какие принципиальные различия ты мог бы назвать?

Сложно обобщать, так как у каждого университета свои традиции и модель обучения, но некоторые характерные моменты все-таки есть.

В России и во многом в Европе образование более академическое, менее интерактивное, идет в значительной степени односторонний поток информации и главное внимание уделяется знаниям, а не навыкам. Не всегда понятно, где и как все эти знания применять. В большинстве европейских стран, также как и в России, мало развит нетворкинг, считается не очень корректным обращаться к людям, которых не знаешь. А ведь именно выстраивание и укрепление связей – один из ключевых моментов для выпускников бизнес-школ. В Америке же культура нетворкинга и взаимопомощи, напротив, очень развита. Твои сокурсники открыты и ищут возможность быть полезными. Это воспринимается как своего рода инвестиция в будущее.

В США образование нацелено на практическое применение и немедленное использование. Образование дорогое, а взятый на него кредит нужно возвращать. Должен быть очевидный и измеримый ROI. Американское образование более индивидуализировано, построено под конкретные интересы и способности человека. Ты формируешь себе специализацию сам. В результате появляются отличные специалисты, но более узкой направленности, нежели в Европе или России.
В HBS, как известно, подавляющая часть обучения строится на реальных, тщательно отобранных и детальных кейсах. За счет этого появляется возможность, к примеру, почувствовать себя в обстоятельствах главы хедж-фонда, глобальной нефтяной компании, неправительственной организации, создающей лекарства от редких заболеваний, или военного батальона в одной из горячих точек планеты. Пройдя сотни таких кейсов, ты сильно расширяешь понимание функционирования организаций и себя как лидера.

Профессора не дают ответов, но учат задавать правильные вопросы, а ответы, как и в реальной жизни, ты должен найти сам. Кроме того, после кейсов, как после хороших фильмов, нет однозначных ответов, есть только понимание разных путей с разными последствиями.

В Гарварде образование очень интернациональное. Например, на нашем потоке учились представители 36 стран, благодаря чему я стал лучше понимать мир с его разными культурами, мировоззрениями, социальным устройством. Ну и, конечно, высочайший уровень ведения лекций – каждый раз это перформанс профессора, невероятно интерактивная, мощная, глубокая, остроумная работа.

Тема саморефлексии, цельности и верности себе проходит через все обучение. Ты понимаешь свои базовые принципы и ценности, и строишь свою жизнь в соответствии с ними. Многие после этого довольно серьезно меняют свою жизнь.

В HBS огромное значение придается лидерству, основанному на твоих собственных ценностях. Каковы они? Насколько то, чем ты сейчас занимаешься, им соответствует? Почему из сотен вариантов работ или бизнесов ты выбрал именно этот род занятий? Какой вклад в этот мир ты хочешь внести?
27 октября / 2021
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
Будьте в курсе!
Получайте актуальную информацию о мероприятиях и новых материалах об образовании от Forbes Education.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных согласно 152-ФЗ. Подробнее