Минерва: амбиции и реальность.
Можно ли создать элитный университет сегодня?

Илья Брейман
Forbes Education Contributor
CEO Coursalytics.com
Минерва (Minerva Schools at KGI) остается одним из самых громких инновационных проектов в мире образования, и это немудрено: большой объем привлеченных инвестиций, амбициозные заявления основателей, первые отзывы выпускников, — все указывало на проект мирового масштаба.

2020 год продвинул онлайн-образование от подающего надежды формата до единственно возможного в условиях пандемии. Как новая реальность отразилась на "проекте века"?


Где место Минервы в этом новом мире?

Когда, спустя около года после основания, в 2012 году, Минерва привлекла гигантский посевной раунд в размере $25 млн от одного из ведущих фондов Benchmark Capital, а Coursera — $16 млн от Kleiner Perkins и NEA, казалось, что революция в образовании не за горами. В том же году запустился EdX, Udacity привлекла $15 млн от Andreessen Horowitz, а New York Times объявил 2012 годом MOOC.

Минерва выделялась на фоне других EdTech-революционеров тем, что не стремилась нести образование в массы, делая его более доступным и дешевым. Наоборот, компания хотела переосмыслить элитарное образование и сделать его более эффективным — как с экономической точки зрения, так и с педагогической. Избавившись от "лишнего" — кампусы, клубы, студенческие общежития, дорогие спортивные команды с многомиллионными тренерскими гонорарами, фундаментальные научные исследования — Минерва могла существенно снизить издержки по сравнению с элитными учебными заведениями Лиги плюща. Перевернутый класс, онлайн-дискуссии и фокус на развитии когнитивных навыков делали обучение потенциально более эффективным для студентов. Высокая селективность, о которой заявляет Минерва, обеспечивала ощущение элитарности и привлекала наиболее мотивированных студентов. Мультидисциплинарность и высокий уровень качества и детализации учебных планов улучшили взаимозаменяемость преподавателей.

Однако, планы сделать Минерву более дорогим брендом, чем Гарвард, озвученные основателем в 2013 году в интервью WSJ, так и не реализовались и, кажется, не реализуются. Даже несмотря на пандемию коронавируса и более $150 млн привлеченных инвестиций.


Новых элитных университетов практически не существует.

Это связано как с резилентностью университета как института, так и с довольно объективными вещами: чем дольше университет существует, тем сильнее его сообщество выпускников и тем больше его эндаумент. С чуть более чем 900 выпускниками (многие из которых сами работают в Минерве) компании сложно будет стать "элитным" университетом в том же классе быстро (как минимум, по меркам венчурных инвесторов). Еще сложнее будет это сделать в условиях пандемии — как оказалось, студенты даже элитных университетов не готовы платить столько же за онлайн-обучение. Если университеты начнут снижать фактическую стоимость обучения (через гранты, дешевые кредиты или иные инструменты), то Минерве будет еще сложнее конкурировать, учитывая, что стоимость года обучения в ней в разы выше топовых университетов континентальной Европы и сравнима со стоимостью обучения для местных студентов в государственных университетах США. Возможно поэтому, в дополнение к своей попытке создать собственный университет, Минерва сфокусировалась на лицензирование технологии и совместное производство корпоративных и коротких программ для организаций и университетов, включая элитные школы типа Беркли.

Кроме того, как показал опыт перехода ведущих университетов в онлайн в последние несколько месяцев, технология имеет меньшее значение, чем дизайн программ и способность преподавателя увлечь своих студентов. Университеты, в том числе элитные, медленно, со скрипом, но учатся переводить свои основные программы в онлайн — у преподавателей просто нет выбора, особенно тех, кто не имеет возможности учить корпорации и топ-менеджеров. Свою нишу быстро захватывают более массовые конкуренты Минервы: University of the People (с набором в 10 раз больше), Coursera, которая вышла на рынок полноценных магистерских программ, 2U и множество онлайн-университетов с неоднозначной репутацией, но низкими ценами.

Минерва разработала собственную платформу для онлайн-семинаров (которая, судя по скриншотам, мало отличается от продвинутого функционала Zoom). Эта платформа не выглядит важным конкурентным преимуществом, в отличие от огромного количества качественно разработанных программ, учебных планов и материалов. Это кажется ключевым активом Минервы. Главный вопрос — насколько он ценен. Очевидно, что азиатские инвесторы, а в последних двух раундах участвовали только они, увидели ценность. Учитывая то, что в Азии спрос на образование превышает предложение, можно предположить, что американский университет с качественным образовательным продуктом и умным позиционированием может быть успешен на этом рынке. Но не стоит ожидать, что он будет единственным — частные, коммерческие университеты США будут искать возможности для монетизации, когда неминуемо в силу политического давления иссякнет поток в виде гарантированных и субсидированных государством кредитов.

Безусловно, Minerva Schools at KGI прошла большой путь от 28 студентов в 2014 году до класса в 139 студентов в 2019 году. Одна поддержка Ларри Саммерса, Президента Гарвада, возглавившего консультационный совет проекта в 2013 году, стоит многого. При этом, сам бизнес, скорее, напоминает то, что произошло с Segway: это чудо техники, привлекшее внимание Стива Джобса, Джеффа Безоса, Джорджа Буша и ведущих венчурных инвесторов Долины, оказалось мало кому нужно, хотя и решало важную задачу городской мобильности. В итоге немногие проданные сегвеи заняли лишь микроскопическую нишу развлекательного транспорта для городских туристов, а пришедшие им на смену простые электрические скутеры, решающие ту же задачу, но существенно менее технологичные, легли в основу целой новой индустрии.

10 июня / 2020

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
Будьте в курсе!
Получайте актуальную информацию о мероприятиях и новых материалах об образовании от Forbes Education.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных согласно 152-ФЗ. Подробнее