Кризис и возможности: какие изменения ждут российские бизнес-школы из-за приостановки деятельности AACSB, AMBA и EFMD

Интервью с Сергеем Мясоедовым, директором ИБДА РАНХиГС, президентом РАБО

АВТОР:
Редакция
Forbes Russia Education
На прошлой неделе AACSB, Ассоциация MBA (AMBA), Ассоциация выпускников бизнеса (BGA) и EFMD заявили о том, что коллективно приостанавливают деятельность по членству и аккредитации российских учебных заведений до дальнейшего уведомления.

Forbes Education обратился за комментариями к проректору РАНХиГС, директору ИБДА РАНХиГС, президенту Российской ассоциации бизнес-образования, доктору социологических наук, профессору Сергею Мясоедову.
    Как скажется приостановка деятельности AACSB, AMBA, EFMD на функционировании российских бизнес-школ?
    Ассоциации тройной короны действительно временно приостановили аккредитационную деятельность – проведение новых аккредитаций и реаккредитацию – до последующего уведомления. В то же время действующие аккредитации, которые были получены ведущими российскими бизнес-школами, остаются в силе. Им подтверждается статус аккредитованных, они могут размещать информацию об аккредитациях на своих веб-сайтах, а также сообщать об их наличии своим клиентам.

    Таким образом, те бизнес-школы, которые уже имеют аккредитации тройной короны, сохранят свой статус-кво. А те бизнес-школы, которые находились в процессе аккредитации или только собирались ее получать, к сожалению, не смогут продвинуться по этому пути в ближайшее время.

    Для Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА РАНХиГС), как ведущей бизнес-школы страны, на программах МВА которой учится свыше 950 человек, сохранение аккредитаций важно. Среди ее партнеров в последние годы были Лондонская школа бизнеса, IMD (Лозанна), INSEAD (Фонтенбло) и другие. Программы МВА/ЕМВА входили в топ-50 лучших в мире по версии рейтинга Financial Times.

    Сохранение аккредитаций, среди прочего, подтвердило тот факт, что ИБДА РАНХиГС входил и продолжает входить в число ведущих бизнес-школ мирового уровня и продолжает оставаться национальным лидером бизнес-образования. Мне представляется, что это важно для представителей российского и зарубежного бизнеса, которые приходят к нам учиться.
    Какие зарубежные партнерства были приостановлены в ИБДА РАНХиГС? Какие последствия влечет подобная «заморозка»?
    Ряд зарубежных партнерств был временно приостановлен – в том числе, сотрудничество ИБДА РАНХиГС с Антверпенской школой менеджмента и Гренобльской школой менеджмента. Это одни из ключевых стратегических партнерств, по версии Financial Times, данные школы занимают 45 и 67 места в рейтинге 100 лучших программ мира, соответственно.

    Следует понимать, что приостановка набора на новые программы, на которую вынуждены были под давлением пойти наши партнеры, для них, как и для нас, на конкурентном рынке далеко не выигрышна. Любые санкции – это вообще бумеранг двойного действия. А когда они направляются на такие крупные державы, как Россия, санкции всегда создают экономические проблемы странам и группам стран, которые их вводят, а, следовательно, могут оказаться болезненными для наших партнеров.
    Как, на Ваш взгляд, текущая ситуация повлияет на бизнес-образование в России? Спрос будет расти или, наоборот, снизится?
    Вся наша предшествующая более чем 30-летняя практика показывает, что в период спадов спрос на серьезное бизнес-образование обычно растет. Так было в 1998 году, в 2003 и в 2008 году, в 2014 году. Вероятно, что так будет и в ближайшие полгода-год. Для ведущих бизнес-школ российского рынка – это, среди прочего, и возможность для выхода или увеличения присутствия в ряде современных сегментов рынка бизнес-образования, связанных с прорывными технологиями.

    Если посмотреть на спрос этой весны – он для ИБДА не хуже, чем спрос прошлой весны. А спрос прошлой весны для ИБДА РАНХиГС был абсолютно рекордным за 33 года - период существования бизнес-школы. Что будет осенью, я, естественно, со 100-процентной уверенностью декларировать не готов. Рынок есть рынок. Однако, повторюсь, в непростые времена спрос на бизнес-образование и обмен практическим опытом обычно растет.
    Какие шаги предпринимает школа, чтобы минимизировать потери?
    Правильнее будет сказать, что любая экономическая рецессия в мире обычно создает для ведущих бизнес-школ возможность перераспределить часть рынка бизнес-образования в свою пользу. А это требует оценки новой ситуации, стратегических форсайтов с выпускниками, разработки новых программ, введения новых дисциплин и предметов, поиска оптимального баланса аудиторных и онлайн-занятий и т.п. Мы этим всем сейчас активно занимаемся.

    Школа ищет новые альянсы с практическим бизнесом, анализирует возможность работы в тех рыночных нишах, которые сейчас особенно актуальны для практиков. Наконец, по опыту мы знаем, что в период экономической рецессии кризиса обычно хорошо срабатывают программы, построенные по принципу конструктора, – когда слушатели и студенты могут выбрать для изучения отдельные элементы, связанные, скажем, с финансами или маркетингом. Проекты, открывающие возможность для слушателей встретиться на площадке ИБДА с руководителями ведущих компаний, гуру от ИТ, нейропсихологии в бизнесе и т.п. Я надеюсь, что к осени мы выйдем на рынок с предложением ряда новых программ. Более конкретно мы заявим об этом в начале лета.
      Какие из запланированных проектов школы поставлены на паузы, а какие будут реализованы несмотря на текущую ситуацию?
      На паузу сейчас поставлен ряд «взрослых» проектов, реализуемых в партнерстве с зарубежными школами бизнеса. Здесь важно еще раз подчеркнуть, что это не означает разрыва связей, программы и проекты лишь временно заморожены.

      В связи с этим бизнес-школам страны важно смотреть в других направлениях, думать о расширении сотрудничества с азиатскими, латиноамериканскими, африканскими странами. Безусловно перспективными будут проекты, связанные с развитием бизнеса в нашей стране, в странах СНГ, на евразийском пространстве. Изучение евразийской модели школы бизнеса, особенностей эффективного управления именно в Евразии, «на мостике» между двумя частями огромного континента, где находится Россия.

      Очень хочется верить, что те большие наработки, которые сделало российское бизнес-образование за последние годы, позволят ему не просто адаптироваться к новой нормальности, но и сделать качественный рывок в развитии. Очень хочется надеяться, что бизнес-образование в России будет развиваться – через интересные стратегические альянсы в самых разных частях нашей планеты, а также через прорывные проекты с теми партнерами, до которых раньше как-то не удавалось дотянуться. Сложное, стрессовое и очень одновременно интересное время, для тех, кто предприимчив и находится в поиске нового. Думаю, что примерно через год ведущие бизнес-школы России, конечно же, включая ИБДА РАНХиГС, смогут рассказать намного больше о новых образовательных проектах, научных исследованиях, уникальных тренингах.

      Как известно, в китайском языке один и тот же иероглиф означает одновременно два смысла: «кризис» и «возможность». Эту возможность российское бизнес-образование должно в полной мере реализовать.
        22 марта / 2022

        МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
        Будьте в курсе!
        Получайте актуальную информацию о мероприятиях и новых материалах об образовании от Forbes Education.
        Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных согласно 152-ФЗ. Подробнее