EPFL: CАМЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МИРА?
интервью с Пьером Диленбуром, вице-президентом EPFL и Сабриной Рами Шожи, руководителем отдела международного сотрудничества EPFL
Профессор, не создавший за свою жизнь 4-5 стартапов, воспринимается здесь как неудачник
Федеральная политехническая школа Лозанны (École polytechnique fédérale de Lausanne, EPFL) входит в число самых престижных учебных заведений Европы. В QS World University Rankings 2021 EPFL занял 14 строчку, опередив такие знаменитые университеты как Йельский, Колумбийский и Беркли. Этот вуз – один из двух федеральных технических университетов Швейцарии – специализируется на естественных науках, инженерии и информатике.

«5 из 12 государственных университетов Швейцарии входят в сотню лучших университетов мира, а два ведущих технических вуза – ETH Zurich и EPFL – по уровню образования стоят на одной ступени с Оксфордом и Кембриджем, но только вместо £50 000 в год образование в швейцарских вузах стоит всего ₣ 1500. Безусловно, стоимость жизни в Швейцарии накладывает свой отпечаток на общую сумму расходов на образование. Но, тем не менее, образование исключительного качества – одна из ключевых характеристик страны», – так начал нашу беседу Пьер Диленбур, вице-президент EPFL.

В рамках проекта, посвященного образованию в Швейцарии, мы взяли интервью у Пьера Диленбура, вице-президента EPFL, и Сабрины Рами Шожи, руководителя отдела международного сотрудничества EPFL, и узнали о том, насколько сложно поступить в один из ведущих университетов мира студентам из России, как университет привлекает лучших преподавателей, сложно ли соблюсти национальный баланс, что ждет выпускников EPFL и так ли прекрасна Швейцария, как о ней говорят.

— Университеты Оксфорда и Кембриджа в первую очередь ассоциируются с традициями. Американские вузы, в том числе Стэнфорд, MIT, – c инновациями. EPFL в этом смысле ближе к британским или американским университетам?
Пьер: Мы определенно ближе к Стэнфорду, чем к Кембриджу. EPFL пропитан предпринимательским духом: профессор, не создавший за свою жизнь 4-5 стартапов, воспринимается здесь как неудачник.

Несколько лет подряд мы удерживали звание самого международного университета в мире. Наши профессора могут быть русскими, китайцами, иранцами, бельгийцами, но почти все они – выходцы из Принстона, Стэнфорда, MIT и других известных университетов США. В этом смысле ETH Zurich – очень немецкий, а мы очень американские и одновременно французские. Мы совместили американскую культуру и европейские ценности.

— EPFL очень молодой вуз по меркам высшего образования. Как вам удалось попасть в топы мировых рейтингов и обойти университеты с многовековой историей?
Пьер: EPFL был основан в 1969 году и много лет подряд удерживал первую строчку в рейтинге 100 лучших молодых университетов мира, правда, в прошлом году вузу исполнился 51 год и он перестал участвовать в рейтинге.
Рейтинг Times Higher Education «100 under 50» включает лучшие молодые университеты мира младше 50-ти лет. Для оценки используются те же параметры, что и в глобальном рейтинге мировых университетов, но академическая репутация имеет меньший вес, поскольку молодым вузам сложно тягаться в этой категории с широко известными вузами, имеющими многовековую историю. Единственный российский вуз в «100 under 50» – НИУ ВШЭ – в 2021 году занял 57 место.

Наиболее активное развитие началось в 2000 году, когда в EPFL пришел новый президент. Патрик Аебишер (Patrick Aebischer) был амбициозен, убедителен, у него были деньги и ему удалось привлечь дополнительное финансирование. Патрик предложил перенять то, что назвал «низко висящими плодами американской системы» (low hanging fruits of the US system). Вместе с командой, многие из которой до этого работали в США, он создал докторантуру (doctoral school), которая не была типичной для большинства европейских университетов. Обычно в Европе студент PhD присоединяется к лаборатории и фактически становится ее узником на последующие 5 лет. У нас в докторантуре все иначе: здесь вы постоянно контактируете с другими профессорами и командами. Мы привлекаем очень молодых исследователей, которые через год после поступления должны сдать экзамен. Большинство справляются, но бывают и неудачи. Это достаточно жесткая, но справедливая система, потому что дает всем равные возможности. В старой европейской системе, даже если ты лучший в мире, но #2 в лаборатории, ты должен ждать, когда #1 уйдет на пенсию, умрет или уволится. У нас все устроено иначе: здесь молодые профессора, все очень динамично, докторантура связана со стартапами и бизнесом.

Как вы, наверное, знаете, в технической школе Цюриха (ETH Zurich) много нобелевских лауреатов. Когда у нашего президента однажды спросили, чего бы он хотел, он ответил, что, конечно, был бы рад, если бы кто-то из EPFL получил Нобелевскую премию, но все же предпочел бы увидеть на базе университета новый "Google", а не еще одну награду.

Сабрина: Я думаю, тот факт, что мы можем двигаться очень быстро, что мы динамичны, открывает перед нами очень много возможностей. Я также думаю, что в плане преподавания у нас очень правильный баланс между инженерией и фундаментальными науками – такого баланса не так легко достичь.

Мы стремимся выстраивать внутреннюю алхимию так, чтобы наши выпускники могли напрямую влиять на общество, были ориентированы на решение конкретных проблем. Драйвером становятся исследования и работа в лабораториях. Думаю, сила EPFL в том, что мы создали здесь экосистему, которая позволяет исследованиям превратиться в инновации, переносит их из разряда теоретических в практические. Мы поддерживаем предпринимательский дух и создаем бизнес-инкубаторы, которые позволяют реально влиять на жизнь людей.

Пьер: Мы фигурируем в рейтингах благодаря исследованиям, которые проводим во множестве различных областей: физика плазмы, квантовая физика, продвинутое машинное обучение, кибербезопасность, все естественные науки, инженерные аспекты биомедицинских технологий, моделирование мозга при помощи компьютера. Много лет назад компания Logitec выросла из лаборатории EPFL. Один из наших выпускников стал нобелевским лауреатом, нашей лабораторией фотоники и межфазных границ руководит Михаэль Гретцель (Michael Grätzel) – пионер технологий для солнечной энергетики. В Computer Science (компьютерные науки) мы входим в топ-10 в мире и топ-5 в Европе.

Все просто: мы создаем идеальные условия, чтобы привлечь лучших профессоров со всего мира. Они проводят исследования, которые помогают нам подниматься в рейтингах еще выше. Высокие позиции в рейтингах, в свою очередь, привлекают лучших профессоров и лучших студентов – такая система поддерживает сама себя.

— Что вы подразумеваете под «идеальными условиями»?
Пьер: Качество жизни. Кто-то, может быть, предпочитает дожди Оксфорда, но я сторонник залитых солнцем озер. Здесь можно кататься на лыжах утром, ходить под парусом днем, пить прекрасное вино вечером – это настоящий рай.

Если же говорить серьезно, то уровень жизни в Швейцарии действительно дает нам большое преимущество. Для многих выдающихся ученых важно, что Швейцария – одна из самых социально ответственных и «зеленых» стран. У нас фантастический кампус на берегу Женевского озера, потрясающее исследовательское оборудование. Кроме того, мы относительно небольшой университет: у нас всего 11 000 студентов и чуть более 400 преподавателей. Живя на кампусе, вы постоянно встречаете знакомых – мы не огромный, анонимно-безликий вуз. И многие люди очень ценят эту нашу человечность.

Ответ на ваш вопрос о рейтингах и наш главный секрет успеха – мы смогли привлечь ведущих исследователей, молодых выдающихся профессоров. Мы успешно конкурируем за них с MIT, хотя у нас не такой сильный бренд. Здесь нет магии – к нам приезжают потому, что мы создали лучшие в мире условия. Больше ничего не нужно, остальное приходит само.

— Почему так важна международность?
Пьер: Почему это важно? Для меня это вопрос менталитета. Вы должны понимать, что Швейцария слишком маленькая, чтобы не быть интернациональной.

В том, что касается преподавания, вы берете лучшего профессора – и не важно иранец он, китаец или кто-то еще – это не имеет значения, вы просто выбираете лучшего в мире. То же самое со студентами. Мы поднимаемся в глобальных рейтингах и к нам стремятся самые сильные студенты со всего мира. Чем выше рейтинг, тем больше желающих учиться и тем выше планка. Сейчас у нас более 2000 студентов PhD на кампусе, где всего 9000 студентов бакалавриата и магистратуры. Это очень высокая доля.

Сабрина: Глобальность добавляет ценность тому опыту, который получают у нас студенты. Она делает нас более конкурентоспособными. Культура разнообразия (diversity) очень важна для EPFL.

— Как вы поддерживаете национальный баланс в университете, выделяются ли «квоты» на число студентов из разных стран?
Сабрина: Национальное разнообразие – центральная часть ДНК нашего университета, мы прилагаем большие усилия, чтобы усилить нашу международную деятельность. При этом, мы не занимаемся рекламой, не участвуем в коммерческих мероприятиях для продвижения бренда университета. Вместо этого, мы выстраиваем сеть партнерств с университетами по всему миру, ищем вузы, которые находятся на одном с нами уровне и разделяют наши интересы. Наша цель – выстраивать партнерскую сеть на международном уровне и принимать у себя лучших студентов.

Пьер: Многие австралийские университеты сильно зависят от денег китайских студентов, поскольку зачастую подавляющая часть учащихся на потоке – из Китая. Мы заботимся о том, чтобы не оказаться в подобной ситуации – не хотим переизбытка одной национальности на кампусе и стараемся удержать баланс. Если у нас будет миллион абитуриентов из России, мы все равно возьмем лишь несколько человек.

— Кстати, сотрудничает ли EPFL с российскими вузами?
Сабрина: Да. У нас давние традиции взаимодействия с ведущими российскими университетами. Мы работали с МГТУ им. Н.Э. Баумана, МФТИ, МГУ им. М.В. Ломоносова, СПбГУ, Сколтехом, НовГУ. И студенты, поступающие в аспирантуру EPFL, – выходцы из этих университетов.

— Сколько студентов из России учится в EPFL?
Сабрина: За последние 5 лет у нас было около 50 студентов-магистрантов из России и немногим более 50 на программах PhD. Учитывая, что наши программы очень селективны, и к нам поступают только наиболее выдающиеся международные студенты, это, на мой взгляд, очень высокие показатели.

— Как вы отбираете студентов? Вы смотрите на академические достижения, либо, как в США, большую роль играет внеклассная деятельность? Должен ли абитуриент совпадать с EPFL по ценностям? Может быть важно что-то еще?
Пьер: Я бы хотел сказать, что важно что-то еще, но, на самом деле, определяющую роль играют все же академические достижения. Честно говоря, если вы Олимпийский чемпион, но не знаете математику, вам здесь делать нечего.

Отбор проводится на основании GPA (прим.ред. Grade Point Average – средний балл аттестата или диплома), но мы отдельно смотрим на баллы по математике, физике и другим профильным предметам. Иногда к нам приходят китайские студенты с высоким общим баллом потому, что у них максимально возможные оценки за теорию жизни Мао – но это не то, чему мы придаем большую ценность. Само собой разумеется, что все студенты должны владеть английским языком на высоком уровне.

На уровне PhD мы уделяем очень большое внимание рекомендательным письмам и проектам, которые ранее выполнил студент. Заметьте, это не отменяет значимость оценок. Если у вас низкие баллы, шансов на поступление нет. Но в условиях жесткой конкуренции именно рекомендательные письма зачастую имеют решающее значение.

Также важно то, чем именно хочет заниматься абитуриент. Иногда у нас бывает слишком много кандидатов на определенные направления. В компьютерных науках, например, мы получаем порядка 600 заявок, а мест всего 60. Химия, компьютерные науки, инженерия, машинное обучение, естественные науки – все эти программы очень популярны. Даже действующие студенты EPFL могут продолжить обучение в аспирантуре только если у них высокие баллы.

Сабрина: Процесс поступления прозрачен: студенты должны подать заявку в соответствии с требованиями и критериями, которые открыты и доступны всем. Затем у нас проходит заседание комиссии, которая рассматривает заявки. Комиссия учитывает академические достижения, историю студента, университет, где он ранее проходил обучение, мотивацию. Все эти факторы очень важны для попадания на наши программы. Как я уже упоминала, мы очень селективны. Внеклассные достижения – это хорошее дополнение, оно не повредит и может добавить ценности вашей заявке, но, конечно, ни в коем случае не является основным фактором, влияющим на принятие решения. Определяющее значение имеют академические достижения и научный бэкграунд.

Пьер: Мы анализируем статистику по вузам, из которых приходят к нам студенты, насколько они успешны в учебе, сопоставляем с данными по предыдущим годам и отдаем предпочтение тем студентам, которые приходят из хороших университетов. Лучший совет, который я могу дать молодым российским студентам, желающим поступить в EPFL: добивайтесь успеха в обучении в одном из ведущих российских университетов, упомянутых Сабриной, развивайте выдающиеся навыки в области естественных наук, математики, физики, химии или компьютерных наук.

— Значит ли это, что выпускникам менее известных вам российских вузов будет сложнее поступить?
Если мы видим абитуриента из неизвестного нам университета, мы смотрим рейтинги, спрашиваем у наших профессоров из искомой предметной области, знают ли они этот вуз – возможно, он известен в узком направлении. Иногда мы говорим: «Ок, это новый для нас университет, но он кажется хорошим, давайте попробуем взять одного студента оттуда и посмотрим на него, узнаем больше о вузе».

— Международные студенты, получившие образование в EPFL, остаются потом в Швейцарии либо большинство из них все-таки возвращаются на родину после обучения?
Пьер: Это сильно зависит от родины студента и программы, на которой он обучался. Выпускники программ PhD остаются в Швейцарии чаще, чем те, кто отучился на магистерском уровне. У нас, как и во многих других странах, большой дефицит специалистов в области компьютерных наук, поэтому найти работу не слишком сложно.

МАТЕРИАЛЫ ПРОЕКТА
ОБРАЗОВАНИЕ
В ШВЕЙЦАРИИ
специальный проект Forbes Education
Контакты
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
IED (ISTITUTO EUROPEO DI DESIGN)
Istituto Europeo di Design — это международная сеть учебных заведений, имеющая 7 филиалов в Италии.

Сфера обучения и исследований IED лежит в областях дизайна, моды, визуальных искусств, коммуникациях и управлении креативными индустриями. Подход к образованию Learning by doing дает возможность попасть в ведущие дизайнерские студии и на промышленные предприятия.

Специальный департамент института IED Business Hub славится высоким уровнем трудоустройства студентов, благодаря тесному сотрудничеству с Milan Salone del Mobile и Milan Fashion Week.

Преподаватели Института — успешные профессионалы из различных областей дизайна, архитектуры, моды, графических искусств. А выпускники IED известны во всем мире: Pierpaolo Piccioli — креативный директор Valentino, Maria Grazia Chiuri — креативный директор DIOR.
CAMBRIDGE SCHOOL OF VISUAL & PERFORMING ARTS (CSVPA)
CSVPA является лидером по подготовке студентов на программах в области моды и дизайна, а также музыкантов, вокалистов, актеров театра и кино.

Программы высшего образования аккредитованы Falmouth University, который занимает первое место как лучший университет творческих искусств в Великобритании. Также часть программ проводятся при сотрудничестве с University of the Arts London.

CSVPA по праву гордится тем, что после окончания обучения их выпускники работают во всемирно известных домах мод и создают свои торговые марки.

Все занятия ведутся всемирно известными дизайнерами, художниками, музыкантами и актерами, что даёт студентам уникальную возможность прикоснуться к их опыту, знанию и талантам. Для студентов любого уровня школа предоставляет гарантированное участие в Graduate Fashion Week в Лондоне.
NORWICH UNIVERSITY OF THE ARTS
Norwich University of the Arts — один из лучших британских университетов, специализирующийся на искусстве, дизайне и медиа.

Весь преподавательский состав NUA — это известные художники, дизайнеры и исследователи, которые делятся своими знаниями и опытом работы как над коммерческими, так и творческими проектами. У студентов есть возможность посещать семинары и специально приглашенных лекторов — всемирно известных фотографов, голливудских режиссеров, креативных директоров агентств и дизайнеров.

Выпускники NUA работают в художественных организациях, музеях, галереях, известных дизайнерских домах, рекламных агентствах, студиях разработки компьютерных игр, кино- и медиакомпаниях по всему миру. Среди них — номинанты на «Оскар», победители BAFTA и признанные профессионалы в различных креативных сферах.
KWANTLEN POLYTECHNIC UNIVERSITY (KPU)
KPU является единственным Политехническим Университетом на территории западной Канады и насчитывает более 25,000 студентов.

Университет состоит из 5 кампусов, расположенных по всему Ванкуверу. Иностранным студентам здесь предлагается более 140 учебных программ, начиная от курсов английского языка и заканчивая постдипломным образованием и курсам повышения квалификации.

Нельзя не отметить, Wilson School of Design, которая является лучшей школой дизайна по версии журнала Business of Fashion.

Отличительной особенностью университета является практико-ориентированное обучение. Также университет предоставляет студентам возможность пройти оплачиваемые стажировки, а уровень трудоустройства выпускников по специальности составляет 90% в течение 6 месяцев после окончания программы.
JEFFERSON UNIVERSITY
Jefferson University — университет, расположенный в Филадельфии (штат Пенсильвания). Вуз ориентирован на предоставление студентам профессионального образования в области текстиля, дизайна, архитектуры, бизнеса, моды, инженерии, медицины и здравоохранения. Всего на выбор предлагается более 160 различных программ бакалавриата и магистратуры.

Благодаря обширным отраслевым партнерствам и связям Jefferson, студенты имеют возможность пройти стажировки и получить профессиональный опыт во время обучения.

Программа текстильного дизайна в Jefferson — это сочетание искусства, эстетики и технических возможностей. Практические занятия проходят в общей студии с широким выбором оборудования и материалов, что создает творческую атмосферу и помогает студентам обмениваться идеями.
UNIVERSITY OF WESTMINSTER
University of Westminster состоит из 4 кампусов, расположенных в Лондоне. В кампусе Harrow находятся школа искусств и школа средств массовой информации и коммуникаций, студенты которых получают доступ к лучшим в Европе образовательным музыкальным, телевизионным, киностудиям и компьютерным технологиям.

Отделение моды университета входит в десятку лучших школ моды в мире по версии журнала Fashionista (2018). Университет гордится тем, что практически 100% выпускников трудоустраиваются в течение 6 месяцев. Также вуз занимает 17-е место по медиа и кинематографии и 15-е место по кинопроизводству и фотографии (Guardian University Guide 2019).

Среди известных выпускников можно выделить дизайнера Вивьен Вествуд, а также Роджера Уотерса и Сида Баррета, создателей музыкальной рок-группы Pink Floyd.
ISTITUTO MARANGONI
Istituto Marangoni основан в Милане в 1935 году и уже многие годы является признанным лидером в сфере высшего образования творческим специальностям: мода, дизайн и искусство.

Именно Istituto Marangoni стоял у истоков сегмента прет-а-порте. Уже более восьми десятилетий вуз является активным участником мира итальянской мода, находит молодые таланты, дает им блестящее образование и наблюдает, как они добиваются огромного успеха.

Среди известных выпускников можно выделить дизайнеров Доменико Дольче, сооснователя бренда Dolce & Gabbana, а также Франко Москино, создателя бренда Moschino.

Istituto Marangoni расширил свою сеть, открыв новые школы во Флоренции, Париже, Лондоне, Мумбаи, Шанхае, Шэньчжэне и Майами, сумев сохранить верность своей самобытности, подходам и методам обучения.

Ежегодно вуз принимает более 4000 студентов из более чем 100 разных стран.
EDUCATION USA RUSSIA
EducationUSA Russia — официальный источник информации о высшем образовании в США.

Мы помогаем школьникам, студентам, родителям, профессионалам детально разобраться в особенностях системы высшего образования США и выработать успешную стратегию поступления в американский колледж или университет.
SAVANNAH COLLEGE OF ART AND DESIGN (SCAD)
Savannah College of Art and Design (SCAD) имеет два кампуса в США (Атланта и Саванна) и кампус во Франции (Лакост).

На выбор студентам предлагается свыше 100 программ, в том числе архитектура, анимация, мода, кино, графический дизайн и многие другие. Независимо от выбранной специальности, студенты имеют возможность пользоваться современным оборудованием, учиться у лидеров отрасли.

После окончания обучения 99% выпускников устраиваются на работу в течение первых десяти месяцев после окончания вуза и впоследствии работают на руководящих должностях в таких компаниях, как Apple, Facebook, DreamWorks, CNN, Johnson & Johnson, Disney, Pixar, Samsung и многих других.

SCAD ценит инновации и предоставляет студентам отличные ресурсы и технологии, а также непосредственный опыт работы в творческой индустрии.
UNIVERSITY OF ILLINOIS AT CHICAGO (UIC)
University of Illinois at Chicago (UIC) признан одним из ведущих исследовательских университетов США и входит в топ-15 лучших государственных вузов согласно рейтингу QS World University Rankings 2021 года.

UIC – одно из лучших мест для изучения архитектуры и дизайна, а инновационная учебная программа, превосходный преподавательский состав, а также выгодное расположение университета позволяют студентам проходить практику во время обучения, ведь в Чикаго расположены более 30 корпораций из Fortune 500.

Многие студенты UIC получают национальное и международное признание, включая премии Фулбрайта и Трумэна, а также награду Гейтса Кембриджа. Более 300 ведущих компаний, таких как Deloitte, Google и PricewaterhouseCoopers (PwC), осуществляют набор сотрудников среди выпускников университета.