Рейтинг программ Executive MBA от Financial Times: тренды развития бизнес-образования

Forbes Russia Education Contributor
Сооснователь Coursalytics.com
Каждый новый рейтинг программ Executive MBA от Financial Times – всегда значимое событие в мировом бизнес-образовании. И хотя изменения от года к году редко бывают революционными, при внимательном изучении рейтинга по косвенным признакам можно отслеживать некоторые важные тренды развития бизнес-образования.
В последние годы рейтинг эволюционировал из инструмента помощи абитуриентам в выборе в средство внутриотраслевого бенчмаркинга для бизнес-школ. Сложные особенности методологии составления подобных рейтингов непрофессионалов, скорее, запутывают, чем помогают определить оптимальную образовательную траекторию, поскольку не учитывают многие существенные для поступающих факторы, например, стоимость программ. Однако для бизнес-школ рейтинги – практически единственный способ сравнить себя с другими.

Оценка для рейтинга Financial Times построена на трех источниках: ответы выпускников на вопросы анкеты (55% веса итогового рейтинга), данные от школы и данные из открытых источников. Разумеется, рейтинг направлен на минимизацию искажений, однако некоторое пространство для влияния на результат у школ остается, и это тоже надо учитывать при выборе программы. Наиболее очевидный способ «манипуляции» – тщательный выбор выпускников для участия в анкетировании: любые искажения выборки могут сильно повлиять на итоговый результат.
Влияние растущих рынков

Очередной рейтинг принес не так много сюрпризов для тех, кто наблюдает за его эволюцией. На первых пяти позициях в последние несколько лет находятся программы Executive MBA, которые либо полностью, либо частично проходят в Китае и на Ближнем Востоке. Парижская HEC при этом оказалась одновременно на первом месте со своей французско-катарской программой и на пятом в рамках TRIUM – многолетнего консорциума, где она сотрудничают с Лондонской Школой Экономики и бизнес-школой Stern в Университете Нью-Йорка (часть программы также проходит в Китае).

Ближний Восток и Китай – ключевые растущие рынки для глобального бизнес-образования, и глубина спроса на них обусловлена не только экономическим потенциалом соответствующих регионов, но и молодостью традиций бизнес-образования. Менеджеры и предприниматели возраста 45-60 лет на ранних этапах своей карьеры лет 20-30 назад не имели здесь ни сегодняшнего уровня доступа, ни потребностей в бизнес-образовании. Правда, стоит отметить, что появление студентов все более старшего возраста не является ни уникальной особенностью этих регионов, ни бизнес-образования в целом, поскольку высшее образование взрослеет по всему миру, и на дипломных программах встречается все больше людей «за 45».

В свою очередь, на развитых европейских и североамериканских рынках, где качественное бизнес-образование присутствует десятилетиями, большая доля руководителей уже обладают полноценным бизнес-образованием и больше заинтересована в краткосрочных программах для актуализации знаний, а не в квалификационных программах, как МВА или ЕМВА.

Традиционные лидеры глобального рынка бизнес-образования занимают в рейтинге все более низкие строчки: Европейский институт управления бизнесом (INSEAD) на 15-м месте, бизнес-школа Колумбийского университета (Columbia Business School) на 34-м месте, а старейшая бизнес-школа Лиги Плюща Уортон (Wharton School of the University of Pennsylvania) с самой интенсивной программой ЕМВА и вовсе замыкает в рейтинге четвертый десяток. Подобная картина связана не только с объективным ростом спроса на бизнес-образование на растущих рынках, но и с особенностями методологии, которую применяют авторы рейтинга.
Особенности методологии

40% положения школ в рейтинге зависят от доходов выпускников через три года после окончания программы: объем дохода (в долларах США по паритету покупательной способности) и прирост дохода (в процентах) по итогам программы.

Во-первых, есть вопросы к паритету покупательной способности как способу сравнения. В отличие от сравнения по реальным рыночным обменным курсам, паритет покупательной способности показывает, какой объем товаров и услуг можно приобрести в разных странах на одну и ту же сумму. Одно дело – сравнивать доход самозанятых или специалистов, который они получают в национальной валюте и в ней же его тратят. И совсем другое – сравнивать топ-менеджеров и предпринимателей, нередко живущих на несколько стран, доходы которых исчисляются сотнями тысяч долларов в год и выше, а инвестиции диверсифицированы между разными юрисдикциями. Тем не менее, в методологии учитывается именно паритет покупательной способности, и это значительно повышает позиции школ на развивающихся рынках, потому что программы ЕМВА с большим количеством студентов из КНР при таком подсчете получают значительно более высокие показатели по доходам выпускников.

Во-вторых, сочетание показателей роста доходов и абсолютных значений при относительно небольшой выборке (обычно от 20 выпускников на школу, в год пандемии требования были снижены) может приводить к статистическим казусам. Например, кажется очевидным, что чем выше доход участника программы ЕМВА на входе, тем менее вероятно, что удастся в несколько раз его увеличить за несколько лет.

Наконец, логично было бы предположить, что на развивающихся рынках степень ЕМВА от одной из ведущих бизнес-школ дает больший карьерный эффект, как минимум краткосрочно, чем на рынке, например, Северной Америки, где ежегодно несколько тысяч человек получает МВА/ЕМВА в одних только Гарварде, Уортоне и Колумбийском университете. В итоге Уортон занимает в рейтинге почетное 38-е место, потому что средний доход выпускников через три года после программы составляет "всего лишь" 226 тыс.долл.США, а прирост дохода составил только 50%, тогда как в занявшей первое место HEC эти показатели составили 438 тыс.долл.США и 95% соответственно. Разумеется, связано это вовсе не с бесталанностью выпускников Уортона, а с тем, что HEC занимает в рейтинге пятое место по опытности поступающих, а Уортон – 74-е, т.е. на французско-катарской программе просто учатся гораздо более взрослые студенты.

Исследовательская работа, несмотря на тщательность детализации методологии, учитывается в рейтинге по остаточному принципу, что также не повышает позиции ведущих бизнес-школ. С одной стороны, такая позиция составителей рейтинга понятна: теоретически участников программ ЕМВА должна волновать не абстрактная научная звездность преподавателей школы, а те образовательные результаты, которые можно получить по ее итогам. С другой стороны, в реальной жизни возможность учиться у авторов бестселлеров и создателей революционных концепций может оказаться важным мотивирующим фактором. При этом составители рейтинга, по тщательному согласованию со школами, учитывают только публикации в пятидесяти ведущих академических журналах, а не весь рейтинг цитируемости, например.

Другое интересное нововведение – появление в рейтинге фактора ESG (Environmental, Social, Governance). Создатели рейтинга таким образом учитывают готовность программ ЕМВА к актуальным запросам бизнеса, однако делают они это исключительно на основе наличия обязательных курсов программы, что странно, учитывая, как часто даже ключевые дисциплины в больших программах становятся курсами по выбору.
Тренды и прогнозы

Из важных долгосрочных трендов рейтинга необходимо отметить стабильное достойное положение в рейтингах региональных школ из Кореи, Турции, Польши. Это свидетельствует об их успешности на национальных рынках и подтверждает продолжение тренда на смещение глобального бизнес-образования в сторону развивающихся рынков.

Для российской аудитории особенно важным событием стало включение в рейтинг бизнес-школы Сколково. Само по себе попадание российских школ в топ-100 глобального рейтинга программ Executive МВА не является уникальным событием. ИБДА РАНХиГС присутствует в рейтинге ЕМВА регулярно, в 2020-м году в глобальный рейтинг этих программ входила еще и Высшая школа менеджмента СПбГУ. Однако включение еще одной школы в один из важнейших рейтингов – свидетельство того, что российский рынок бизнес-образования развивается, и несмотря на огромное количество провайдеров, продолжающих жить в режиме карго-культа, можно говорить о сформировавшейся группе лидеров, задающих стандарт качества на рынке.
Результаты рейтинга программ Executive MBA 2021 от Financial Times
11 ноября / 2021
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
Будьте в курсе!
Получайте актуальную информацию о мероприятиях и новых материалах об образовании от Forbes Education.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных согласно 152-ФЗ. Подробнее